?

Log in

без названия

На пустой автотрассе, резкие порывы ветра, кружили и швыряли песок и пыл из стороны в сторону. Палящее, высасывающее остатки влаги из всего, что ещё было живо, солнце, стояло высоко в безоблачном, изумрудно-зелёном небе. Мой, повязанный вокруг рта и носа платок, был пропитан от пота и затруднял дыхание. Но он и солнечные очки, были единственной защитой моёго лица от колючих песчинок. Я изнывал от жары и жажды, а лямки нагруженного рюкзака натёрли мне плечи. Вдоль дороги стали попадаться разрушенные постройки и разобранные, проржавевшие остовы машин. Значит до города ещё километра три, сообразил я и, поправив поудобнее рюкзак, прибавил ход. В придорожных, высоких кустах, кто-то зашуршал сухими ветками и тихо зарычал. Я резко откинул полы плаща и, выхватив из кобуры свой «Магнум 357» навёл его на кусты, готовый в любую секунду отразить атаку. В кустах ещё раз тихо рыкнули, но кто бы это, ни был, нападать он не решился, видно уже знаком с огнестрельным оружием. Вместо этого я услышал тяжелые удаляющиеся шаги, кто это был, из-за кружащегося в воздухе песка, рассмотреть не удалось. Но я этому не расстроился, нет нападения, нет траты драгоценных патрон. Вернув пистолет обратно в кобуру на ноге, я в очередной раз поправил рюкзак и продолжил путь. Как же хочется пить - мой запас живительной жидкости, к сожалению, иссяк ещё вчера. Ну, ничего, скоро будет город, там я пополню свои запасы и вдоволь напьюсь, ободрял я себя. А пока, я попытался высосать хоть чуть-чуть влаги из платка но, захрустев песком, бросил эту затею. Сильный порыв ветра, на мгновение расчистил пространство от песка и пыли и я увидел впереди сторожевую башню. Два поочерёдных блика от оптических прицелов с её крыши подсказал мне, что я на мушке. Вовремя не увидь я башню, лежал бы сейчас с дырой во лбу, подумал я, и поднял руки верх, демонстрируя свой миролюбивый настрой, снайперам на крыше. В отличие от меня, им сверху, несмотря на пыль и песок, всё прекрасно видно. Так с поднятыми руками я и пошел по направлению к башне. Это было правило всех блокпостов - увидел башню, подними руки верх, иначе будешь застрелен, забыл поднять, будешь застрелен. В новом времени, в новой жизни человечества, это называется, безопасность. Примитивно – но эффективно.
Миновав две баррикады из разобранных машин, на которых были установлены, демонтированные с бронетранспортёров пулемёты. Я очутился на территории блокпоста. Кивнув одному из пулёметчиков, я спросил.
- Где я могу найти главного?
Пулемётчик окинул меня презрительным взглядом, словно я слизняк, секунды четыре помолчал и сухо ответил.
- Капитан под навесом, возле башни.
Ох уж эта городская охрана, считают себя цивилизованными и на всех смотрят с высока. Хотелось сплюнуть, но я сдержался. Ничего больше не сказав, я отправился в сторону башни. Как и все постройки нового времени, она была возведена из разобранных зданий. Каменная основа и два деревянных этажа с плоской крышей, на которой и залегли зоркие снайперы. Наверное, не сладко им на этом солнцепёке, с усмешкой подумал я. Из-за дефицита стройматериала, кроме башни, строений больше не было, да они и не к чему. В ней и так помещалось достаточно солдат и боеприпасов, чтобы останавливать частые нападение «диких кочевников» и мутантов. По-дороге мимо меня прошли несколько охранников, вооруженные автоматами «Стаер-ауг». Капитана я заметил сразу, жирный боров, окруженный несколькими подчиненными, сидел под тентом и что-то жрал. Подойдя к нему на дозволенное расстояние, я сказал.
- Мне нужно в город.
Не отрываясь от поглощения консервы, он спросил.
- Цель визита в город?
- Пополнение запасов воды, еды и боеприпасов, - ответил я.
- А чем, за всё это, ты собрался платить? Везде всё покупается и продаётся за патроны, а ты их тоже хочешь пополнить. Значит, у тебя их нет. Ты что решил, натурой расплатится? – всё так же, не отрываясь от еды, спросил он.
Дружный, громкий смех охранников, разнёся под тентом, и долго не смолкал. Шутка капитана пришлась по душе его подчиненным. Но я не обратил на неё и смех внимание, я уже к этому привык, на каждом посту одно и то же.
- Нет, я пришел продать «энергетики» - спокойно ответил я.
Дружный смех сменила тишина, стало даже слышно, как у капитана в брюхе переваривается жратва. Вытерев тыльной стороной руки, грязные от жира губы, капитан встал и подошел ко мне. Его форменная, цвета хаки рубашка, была вся усеяна жирными пятнами, остатками еды и мокрой от пота.
- Покажи, - грубо приказал он.
Я должен был, подчинится. Поэтому скинув с плеча рюкзак, запустил в него руку и выудил идеально круглый, прозрачный, наполненный пурпурной жидкостью, шарик. Капитан, открыв рот, тяжело дышал, даже сквозь платок, я чувствовал его зловонное дыхание. Его рука потянулась по направлению к шарику, но я быстро сжал его в кулак и спрятал обратно в рюкзак.
- Где ты их взял? – хрипло спросил капитан.
- Дать адресок, - саркастически предложил я.
- Капитан, посмотрите на его вид, похоже он обдирает трупы, - подал голос охранник стоящий рядом. Я думаю, он грохнул честного странника и забрал товар, - снова начал тявкать охранник.
Под тентом повисла, не предвещающая ничего хорошего, напряженная тишина. Капитан, буравил меня злобным, жадным взглядом, своих заплывших жиром, свиных глаз-бусинок. Я тоже в долгу не остался. Хорошо зная этих городских охранников, я подозревал, какого рода мысли вертятся в их тупых мозгах. По-тихому грохнуть меня и забрать «энергетики» себе. Это у них практиковалось. Соблазн был велик, самая низкая цена за один шарик около трехсот патрон, а это целое состояние. Закинув рюкзак на плечо, я спокойно стоял, не сводя взгляд с капитана, а моя рука находилась не далеко от рукоятки пистолета. Конечно, я понимал, что всех не перебью, но главное было показать капитану, что первым сдохнет именно он. Капитан понял всё правильно, грустно вздохнув, он повернулся к охраннику и сказал сквозь зубы.
- Что и как он не сделал, нас не касается, это было за чертой города, понятно!
Затем он поискал кого-то глазами и найдя поманил. Худощавый паренёк в треснутых очках и планшеткой, быстро подбежал к нам. Все писари на одно лицо, подумал я, посмотрев на него.
- Сними платок и очки, - всё так же грубо приказал он.
Я снова подчинился, капитан, долго изучал моё лицо, стараясь на всякий случай запомнить все детали.
- Пиши, над бровью два коротких шрама, - начал он диктовать писарю. Волосы, тёмные, длинные, глаза, карие, нос был сломан. Цель визита, продажа «энергетиков».
Парнишка усердно выводил огрызком карандаша каждую букву при этом, стараясь не пропустить, мимо ушей ни одного слова.
- Как твоё имя, странник?
- Ровер, - быстро ответил я.
Услышав моё имя, капитан изменился в лице и я понял, он не жалеет что не попытался отобрать у меня «энергетики». Нахмурив брови, как будто пытаясь что-то припомнить. Его взгляд начал исследовать меня с головы до ног. На секунду, задержав его на двух рукоятях «Мак 10» в наплечной кобуре, торчащие из-под плаща, он спросил.
- Тот самый Ровер?
Писарь, удивлёно вертел головой, поочередно глядя то на меня, то на капитана. Видно он тоже слышал о Ровере.
- Возможно, - туманно ответил я.
- Можешь идти, - уже без прежнего грубого гонора сказал он.
Поправив рюкзак, я, ничего больше не сказав, поспешил покинуть блокпост.
Города в целях безопасности были окружены высокой стеной, вдоль которой патрулировали охранники вооруженные тяжелыми автоматами. В этом они, так же как и охрана блокпоста, вооружены «Стаер-ауг». Так же все города имели четыре входа. В этот я заходил с южного. Проходя в городские ворота, я заметил, что на столбе установили камеру наружного наблюдения, следящую за всеми, кто входит и выходит. Это я называю – прогресс. Так же я в очередной раз прочитал, написанный над воротами, единственный закон новой цивилизации. «Всяк входящий в город, пусть забудет о мести и личной неприязни, иначе смерть». Он был придуман одним из правителей шести городов, на единственном общем собрании. Тогда они заключили договор, что мешать друг другу не будут, а в случаи опасности на время объединятся. Тогда же они стали придумывать общие, цивилизованные, законы для своих владений. Придумали много, но каждый вызывал жаркий спор. В конечном итоге придумали тот единственный, который есть - он устраивал всех правителей. И этот закон надо соблюдать, так же как и закон блокпостов. В новом времени нет суда, правители городов решили, что это бессмысленно. Жаждешь правосудия, пожалуйста, добивайся его своими силами, но только за чертой города. Ты можешь встретить в городе человека, который ограбил тебя в диких землях, а сделать ничего с ним не можешь - иначе смерть. Я был свидетелем, когда в одном городе, в пабе, за одним столом встретились убийца и человек, чью жену и дочь он убил и изнасиловал. Естественно поруганный муж и отец не выдержал и прямо там застрелил мерзавца. Через десять минут, телом отомстившего мужа, лакомились падальщики за чертой города. Властям некогда разбираться, кто прав кто виноват, оно предоставляет это тебе - но не в городе. А в их владениях, должно быть спокойно и последнее время так оно и есть. Похоже, правители в своих городах задумали, хоть как-то сохранить популяцию людей. Это экономически выгодно – тогда больше людей будут, тянутся в безопасные города. А это значит больше барахла, больше боеприпасов, больше всего. Так что если встретил в городе человека, которому чем-то насолил, будь постоянно на чеку, ведь он может проследить, как ты выходишь из ворот. Правда есть несколько людей, которые брали свое в городе и уносили ноги от местного правосудия. Хотя это очень трудно, поднимается тревога, и закрываются все ворота, а охраняемый, высокий забор не преодолеть. Но на этом их цивилизованная жизнь заканчивалась – вовсе шесть городов посылались гонцы с их описанием, и они объявлялись персонами нон грата. Теперь они приговорены, вечно скитаться по «диким землям». Так же этот закон оберегал нечестных торговцев, которые подсовывали странникам протухшие консервы и отсыревшие патроны. Из страха впустую лишится жизни, странники не трогали нечестных торговцев, даже претензий не предъявляли. Для города, каждый торговец, как курица несущая золотые яйца. Они платят налоги и их надо защищать. Так же как и торговля в городе процветает воровство. Воришки-карманики чтобы охотится в доходных местах, платят охране, а та в свою очередь, пополняет из доли городскую казну. Воровство доходный бизнес - даже если ты поймал гадёныша, максимум что ты можешь сделать, это врезать ему и всё. Тюрем в новом времени нет – это экономически уже не выгодно. А охрана как я говорил, смотрит лишь за тем, чтобы никто никого не убивал. Так что за своими вещичками в городе нужен глаз да глаз.
Миновав южные ворота, я окунулся в гам, гвалт, крики – в общем, весь тот шум, который характерен большому скоплению народа. Остановившись на мгновение, я быстро сориентировался, куда мне идти. Этот город называется Лайтхаус и я был в нём всего два раза, но уже знал нескольких перекупщиков, которые могли мне помочь. Но я направлялся не к ним, а к одному старому приятелю, которому доверял на девяносто-пять процентов. В новом времени, на все сто процентов никому верить не стоит – выйдет дороже.
Сам город, как и все остальные, напоминал огромный базар. Большинство горожан, занимаются куплей-продажей-обменом, остальные жители держат трактиры, гостиницы и притоны - живут, там же где работают. Странники вроде меня, постоянно находят в «диких землях» хорошо сохранившиеся вещи, нужные вещи. Такие как батарейки, консервы, алкоголь, табак, оружие, фонари, одежду, свечи и медикаменты. Приносят сюда, чтобы выгодно продать или обменять на патроны. Другие же наоборот приходят с патронами, чтобы купить консервы, табак, батарейки и более новое оружие, чтобы дальше пойти скитаться в поисках лучшей жизни. Так в новом мире, патроны, стали единственной твердой валютой, способная в прямом смысле, спасти жизнь. Но «энергетики» ценились выше всего, благодаря им, в городах было электричество.
Управлял этим городом Эдвард, которого все называли «электрический король». Всё потому, что его город первый обзавелся электричеством. Так же он и его люди, единственные кто владели секретом получения энергии из «энергетиков». Сообразив, что в его руках находится ключ к неограниченной власти и боеприпасам. Он построил и подарил остальным городам, машины по добычи энергии. Этот поступок вначале показал его великодушие - но это только вначале. Подарить он подарил, но секрет, как они работают, он не выдал. Теперь, каждый раз его люди, под усиленной охраной, прибывают в другие города и заряжают машины. Таким образом, он получил монополию на продажу и поставку «энергетиков» в другие города. Как я слышал, у Эдварда даже есть рекламный слоган – вы платите только за «энергетики», установка и ремонт оборудования бесплатно. Сам же Лайтхаус стал единственным городом, где их можно продать.
Я шел по главной торговой улице города, на которой работали самые успешные и богатые дельцы. Дела у них шли настолько хорошо, что они не поскупились на стройматериалы. Так что их торговые лавки и лавками то не назовёшь, скорее магазинами. Камень редко кто доставлял сюда, так что всё в основном базировалось на контейнерах, прицепах от грузовиков и домах на колёсах. К ним пристраивались деревянные пристройки и вторые этажи. У многих были двери с колокольчиком, а в окнах были вставлены стекла. А это настоящая роскошь, стоящая не дешево. Но и принципы у них были свои, они покупали и обменивали только лучшее и работали только с лучшими. С чужаками они даже не разговаривали. Остальные торговцы, победнее, ютились подальше от «аллеи звезд», в армейских палатках и принимали всё и у всех - но за мизерную цену. Проталкиваясь сквозь толпу, я время от времени кидал косые взгляды на отражение в пыльных витринах. Пытаясь вычислить, не пристроился ли за мной хитрый, ловкий воришка-карманник. Так же я заметил, что и тут на столбах висят камеры. Интересно, кто этот везунчик, что нашел их? Эдвард, наверное, отвалил ему приличную сумму за такие игрушки, мелькнуло у меня в голове. Несколько раз мимо меня проходили охранники, у некоторых на поясе висели рации. После того как Эдвард наладил бесперебойную подачу электроэнергии, он приказал восстановить радиостанцию, которая покрывала весь город. Так что теперь, если начиналась заварушка, охранники быстро прибывали на место событий и ликвидировали правонарушителей. А после установки камер, многие будут трижды думать, прежде чем убить кого-то. Жаль, что воришек камерами не напугать, а то тогда можно было бы и расслабиться, подумал я.
Рядом с лавками-магазинами пестрели самодельные вывески, гласившие, что тут вы можете купить свежие консервы, мощные фонари, батарейки, джинсовую и кожаную одежду или исправное оружие. Так же большим спросом пользовались магазины, торгующие порно-журналами, там же крутили фильмы, такого же содержания. Вот рядом с таким магазином и примостилась лавка, которая была нужна мне. В пыльной витрине, был выставлен кусок картона, на котором корявым подчерком было написано, «батарейки не принимаю». Перед её дверью лежала огромная, изнывающая от жары, псина. Её хвост время от времени нервно подрагивал, вспугивая назойливых мух и мошек. Которые, ползали по практически лысой, от многочисленных лишаев, спине в поисках хоть какой-нибудь еды. Толкнув плечом дверь, я зашел в магазин, а собака даже ухом не повела, хотя она вроде как для охраны тут. Из-за обилия всякого разного товара, в лавке царил сонный полумрак, а мерное гудение, видавшего виды вентилятора, вообще усыплял. В отличие от других магазинов в этом не было колокольчика над дверью, вместо этого на прилавке стоял звонок, какие раньше были на ресепшене в отелях. Я стал так, чтобы прохладный струи, гонимый вентилятором воздух, обдувал меня и хлопнул по звонку ладонью. По помещению разнёся резкий пронзительный звон. Из подсобки, за прилавком, стали доносится пыхтение и ворчание, переходящее в брань.
- Кого там черти принесли! – прохрипел сонный голос, - неграмотный что ли, написано на витрине, батарейки не принимаю.
- А я не читаю тот бред, что ты пишешь, у тебя корявый подчерк, трудно разобрать, - усмехаясь, сказал я.
- Это кто там такой умник!? Сейчас выйду и проломлю тебе череп, будешь знать, как честным людям мешать отдыхать! Так что лучше уноси свои кости по-хорошему, пока цел!
- Честным людям! Это кто тут честный человек, ты что ли!? – парировал я.
- Ну, всё сукин сын, ты нарвался!
Из подсобки начали доноситься звуки и возня, характерные для грузного тела, встающего с кровати. Я спокойно наблюдал, как в дверной проём с трудом, протискивается, огромное тело с копной огненно-рыжих волос, и надвигается на меня.
- Меня ещё никто не обвинял в нечестности!? – проревело тело. Я со всеми честен в торговых делах!
- Только временами любишь впихнуть помповые патроны, ссылаясь на то, что другим расплатится нечем, - ехидно сказал я. А мне они за это время ни разу не понадобились.
Тело в нерешительности остановилось, и грузно опустила массивные лапы на прилавок.
- Ровер?! – удивлёно неуверенно спросил здоровяк.
- Он самый, приветствую тебя Макдак, - дружелюбно сказал я, замечая как, бородатый рот громилы, расплывается в улыбке.
Громоподобно засмеявшись, да так что стёкла в витринах задрожали. Он с легкостью, для свих габаритов, перемахнул через стойку и сгрёб меня в охапку. Оторвав от пола, Макдак по-дружески обнял меня, да так что мои кости протестующе захрустели.
- Ровер, как же я рад тебя снова видеть, живым и целым! – проорал он, обдавая меня стойким перегаром.
- Если ты меня не отпустишь, целым я пробуду не долго, - сдавлено прохрипел я.
Ослабив хватку, я снова почувствовал ногами пол и, вздохнул свободно полной грудью.
- Пошли ко мне, встречу надо отметить! – весело воскликнул Макдак.
Метнувшись к двери, он запер её на засов, а в витрину выставил табличку «закрыто», так же коряво написанную, как и «батарейки не принимаю». Махнув мне рукой, я последовал за ним, через заваленную всяким товаром подсобку. Из неё мы попали в пристроенный деревянный коридорчик, который привёл нас в дом на колёсах, который Макдак гордо именовал квартирой. Здоровяк жил один, так что понятие чистоты и уюта, у него отсутствовало. В центре гостиной на вытертом, прожженном ковре, стоял заваленный бутылками, стаканами и не мытыми тарелками, кофейный столик. От чего запах, сплетенный из ароматов, разлитого алкоголя, гниющей еды и пота хозяина, был просто невыносим. Между столиком справа и слева примостились два хорошо сохранившихся кресла. Под давно немытым окном стоял диван, на котором валялся дырявый плед и замусоленная подушка. Стены украшали плакаты с девицами, машинами и постеры к фильмам. Невысокая перегородка отделяла кухню от гостиной, где стоял сильно шумящий и местами помятый холодильник, на котором примостилась микроволновая печь с треснутым стеклом. Остальное пространство занимали коробки с товаром – много коробок. Я скинул рюкзак, предварительно достав из бокового кармана пачку «Кэмэл», плащ и плюхнулся в кресло, тем самым подняв облако пыли. Макдак тем временем суетился на кухне.
- Ты когда последний раз убирал и проветривал свой свинарник? – спросил я, разгоняя руками пыл.
- Не помню, мне это не к чему, - буркнул он, по-хозяйски распахивая холодильник и доставая две бутылки пива.
- У тебя спички есть? – поинтересовался я.
- А ты что разжился сигаретами? – задал он встречный вопрос.
- Да, повезло, нашел одну пачку, - вяло ответил я.
- Вот лови, - сказал он, кидая мне коробок спичек, - можешь оставить их себе.
Поймав их, я не торопясь, распечатал пачку и достал одну, ароматно пахнущую табаком, сигарету. Чиркнув спичкой о край коробка, я подкурил её и выпустил в потолок сизую струю дыма.
- Пепел стряхивать куда угодно! – крикнул он из кухни.
- Я догадался, что ты, именно так и поступаешь, - с улыбкой сказал я.
- Нет, я уже давно бросил, - пробасил он с кухни.
- А я всё никак не могу, - сказал я, глубоко затягиваясь, - могу по месяцам не курить, но как найду сигареты, то с наслаждением закуриваю.
- Сигареты стали редкостью, поэтому взлетели в цене, так что это роскошь, - продолжил пояснять он.
- Ты стал такой экономный, - сказал я, не пряча сарказм.
Мою колкость он пропустил мимо ушей. Вернувшись, он, поставив одну бутылку пива на край стола передо мной и, плюхнулся в кресло напротив, тем самым подняв ещё большее облако пыли, чем я. Сняв одну единственную перчатку, я взял её и почувствовал ладонью, так давно желанный холод. Осмотрев зелёную бутылку, я догадался, хотя этикетка давно уже отклеилась, а краска на крышке облупилась, что это «Хайникен».
- А кондиционером ты так и не обзавёлся, - констатировал я.
Макдак открыл бутылку об угол стола – я последовал его примеру. Сделав большой, жадный глоток, я не почувствовал вкуса, настолько сильно пересох рот и глотка.
- Мне не нравится выходить с холода на жару, у меня от этого кружится голова, - пояснил он и опустошил бутылку наполовину.
- Жара мне надоела ещё пять лет назад, - устало проговорил я, прикладывая холодную, покрытую капельками влаги, бутылку к голове.
- Когда ты обзаведешься своим хозяйством, я подарю тебе самый лучший кондиционер, - пообещал Макдак.
- Такие как я, не обзаводятся хозяйством, - сказал я, задумчиво вертя бутылку.
- Я же обзавёлся, - в своёй манере буркнул Макдак.
- Ты то, что называют исключением из правил, - философски пояснил я.
После этих слов в комнате повисла тишина, нарушаемая лишь гудением и похрапыванием холодильника, да шумными глотками, проглатываемого нами пива. Зная Макдака, я понимал, он ждёт, что я первый сделаю шаг и предложу ему нечто выгодное. С виду он громила-увалень, но с мозгами у него всё в порядке. Если я пришел к нему, значит, у меня что-то есть, что он может купить, а затем выгодно для себя продать. Но первым он не спросит, не хочет набивать цену, ждёт, когда я раскрою все свои карты. Мы хоть и друзья, но бизнес есть бизнес - ничего личного. Я докурил сигарету и затушил бычок в какой-то грязной тарелке. Хотелось закурить ещё одну, но нужно было растянуть удовольствие – неизвестно, когда я снова найду сигареты.
- Судя по недешевому сорту пива, бизнес идет в гору, да здоровяк? – начал я издалека.
- Не плохо, - туманно ответил он.
Вот же пройдоха, подумал я, не хочет раскрываться, что дела у него отлично идут и капитал приличный уже. Это я узнал по пути в город, у одного общего с Макдаком странника. Тот рассказал, что наш общий делец, завязал отношения с правительством и теперь он единственный, кто снабжает охрану батарейками. Поэтому я и пришел к Макдаку. По моим расчетам он может купить у меня «энергетики» за ту цену, что я назову или почти за ту. А дальше он осчастливит себя приличной сумой, продав их напрямую, без посредников, правительству.
- А почему батарейки не принимаешь, что нет сбыта? – наивно спросил я.
- Да эти правительственные, пройдохи, закупщики, мать их, вечно опаздывают на два-три дня! – зло выругался он. И я из-за них должен останавливать бизнес и сидеть ждать, когда они соизволят прийти и забрать свой товар! А забирая товар, они скажут - оплата через несколько дней. И так постоянно!
- Зато, какими связями и поддержкой ты обзавёлся, - улыбаясь, сказал я.
Искоса глянув на меня, Макдак понял, по моей растянувшейся физиономии, что проболтался.
- Вот же хитрец! – пробасил он, - ты же всё прекрасно знал, как только вошел?!
- Я всегда провожу сбор информации, ты же знаешь, - спокойно ответил я.
- Но сколько бы ты не знал, прости Ровер, сейчас я не могу взять у тебя батарейки, - сокрушено сказал он. Оглянись вокруг, во всех этих коробках, чёртовы батарейки! Я могу взять у тебя товар по старой дружбе, но за минимальную цену – но это тебя не устроит. Или если у тебя есть время, жди, пока со мной расплатятся.
- Нет Макдак, батарейки я не принёс, я принёс кое-что получше, - загадочно сказал я и одним махом осушил бутылку.
- Аккумуляторы я тоже не принимаю, - поспешил он предупредить.
- У меня «энергетики», - сказал я, глядя как лицо Макдака удивлёно вытягивается от услышанного.
- Не может быть, покажи!
Я поднял с пола рюкзак, вынул три идентичных шарика и вложил их в протянутую лапу Макдака. Какое-то время он увлечёно разглядывал их, затем, смахнув посуду, положил их на стол. Не вернул мне, а положил между нами. Значит, он заинтересовался, догадался я.
- Я впервые их вижу! – восхищенно воскликнул он. Их нет на рынке, и никто из торговцев с ними дела не имеет. Эдварду их приносят разные странники-везунчики. Так что, я держу их в собственных руках, впервые.
- Теперь ты понимаешь, почему я пришел к тебе? – спросил я.
Не дожидаясь ответа, я продолжил.
- Во-первых, у тебя связи с правительственными закупщиками, а с ними я ещё дело не имел. Так что, не знаю можно ли им доверять. Это как раз, во-вторых, почему я к тебе пришел - тебе я доверяю.
- Ты хочешь, что бы я был посредником? – спросил Макдак, вставая и направляясь к холодильнику за новой порцией пива.
- Не совсем, я хочу, чтобы ты купил их у меня, а потом делай с ними что хочешь, - ответил я, принимая очередную бутылку.
Снова открыв её об стол, я, теперь уже чувствуя вкус, сделал пару маленьких глотков – это действительно был «Хайникен».
- Так вопросов будет меньше, - продолжил я, - я слышал как тех странников, которые приносят «энергетики» допрашивает правительство. На счет того, где они их нашли, а это не по мне – отвечать на вопросы несколько дней. А ты можешь сказать, что тебе их продал какой-то странник, которого ты впервые видел.
- Предложение конечно заманчивое и даже очень. Но я, тебе сказал, что жду, когда со мной рассчитаются, так что такой суммы сейчас у меня нет, - хмуро сказал он.
Макдак опять начинает играть со мной, он же не в курсе, что я знаю о его внушительном капитале. Но мне всей суммы и не надо – думаю, он согласится на мои условия.
- А мне всей и не надо, заплати пока за один «энергетик» остальное я заберу, когда вернусь.
Задумчиво почесав бородатую щеку, он спросил.
- И какова твоя цена?
- Шестьсот и теми патронами, которыми я скажу, - ответил я, прикладываясь к бутылке.
- Это, какими же?
- Триста, девяти миллиметровыми, для моих «Мак 10», двести, для «Магнума 357» и сто крупнокалиберных для винтовки, - ответил я.
- Цена приемлемая, но мне нужно время чтобы собрать её, - начал юлить Макдак.
- У тебя есть время до рассвета, - подсказал я ему сроки.
- Ну, ты весёлый, где я тебе достану их к рассвету? - нервно улыбаясь, спросил он.
Было видно, что здоровяк догадался о моих познаниях его финансового состояния и пытался, хоть как-то пустить пыл в глаза.
- А ты пошарь в своём барахле, может, найдёшь, - подсказал я.
- Ладно, попробую что-нибудь сделать, - сдался Макдак. Только вот с крупнокалиберными, - замялся он, - может, возьмёшь пятьдесят, а остальное помповыми? Они свежие, надёжные, - впопыхах добавил он.
Глянув на него из-под бровей, я категорично ответил.
- Нет, я твои помповые патроны, ещё с прошлого раза таскаю, всё пригодится, не могут - дробовиком я так и не разжился. Так что я ими в харчевни расплачиваюсь.
- Ладно, ладно не злись, - сказал он и поднял руки в примирительном жесте. К завтрашнему вечеру у тебя всё будет.
- К завтрашнему рассвету, - поправил я его.
- Хорошо к рассвету, к чему такая спешка? – спросил Макдак.
- Хочу, снова туда вернутся и пошарить основательно, - ответил я.
В моём рационе не было еды уже больше суток, плюс длительная физическая нагрузка и после двух бутылок пива, я почувствовал легкое опьянение. Но контроль над собой я не потерял – просто захотел разжечь в Макдаке любопытство.
- Туда где нашел «энергетики»? - уточнил он. А кстати где ты на них наткнулся?
Я знал Макдака очень давно, он мог сжульничать в цене, но выдать никогда. Мы слишком много пережили вместе для предательства. Так что я мог ему всё рассказать, не боясь, что за мной проследят, убьют и отберут товар на обратном пути.
- Ты помнишь то место, где мы проводили последнюю зачистку, а потом решили разбежаться? – спросил я.
- Ещё бы, оно мне до сих пор в кошмарах снится, - ответил он, передернув плечами.
- Так вот, я решил снова проверить то место.
- Ты, наверное, рехнулся, если снова отправился туда! – выпалил Макдак, сделав круглые глаза. У тебя было временное помешательство?!
- Побродив там какое-то время и ничего не найдя, - продолжил я, оставив без внимания его восклицание, - я вспомнил старую карту этой местности. По ней дальше по дороге должен был быть поворот, ведущий к небольшому аэропорту. Честно признаюсь я пошел туда, надеясь найти пару батареек, ну если сильно повезет, аккумулятор.
Продолжение следует..............

Ну почему, как только вы думаете, что счастье вот оно, перед вами, хотите потрогать его и получить его в свои руки, происходит всякая хрень?

продолжение.

Я, Майкл и бармен Эдди, вытащили труп Чарли через чёрный ход в переулок, где нас уже ждала машина. Уже стемнело, и начинал накрапывать мелкий холодный дождь, так что со стороны улицы не было видно, что происходит в переулке. Я вышел из этой гостиницы живой, но ещё рано открывать шампанское, потому что приказа оставить меня в живых не было. И я понял, меня закопают вместе с Чарли. Возможно даже в одной могиле. Поэтому когда мы укладывали Чарли в багажник, я заметил там отвёртку и незаметно для всех засунул её себе в карман. Когда я садился на заднее, сидение ко мне подошел Майкл и с улыбкой сказал.
- Ты молодец, что расколол Чарли, он мне никогда не нравился и ещё ты же не думаешь, что синдикат вернёт тебе твои деньги?
- Я получил, что хотел, а деньги мне уже не нужны, - ответил я.
- Это хорошо, потому как семья скорей убьёт тебя, чем отдаст тебе деньги и, кстати, за мной должок, - сказал он.
Я ничего не успел ему сказать, как он врезал мне кулаком в солнечное сплетение. Хватая ртом, воздух я рухнул на заднее сидение, а Майкл, хихикая, закрыл мою дверь и, заняв место водителя, завёл машину.

Мы выехали за черту города и неслись по заброшенному шоссе. Мелкий дождь превратился в ливень, видимость была почти нулевой, но Майкл не стал сбавлять скорость, а наоборот даже прибавил её. Я заметил, что как только мы выехали на это шоссе, нам перестали попадаться встречные машины. Всю дорогу в машине висела гробовая тишина, только иногда её прорезал звук зажигаемой зажигалки. Я всё больше и больше начинал нервничать мы скоро должны приехать на место, а у меня нет плана, как справится с этими парнями. То, что они меня убьют, я не сомневался, будь у меня мой пистолет, я бы чувствовал себя намного комфортней. Как я уже сказал всю дорогу, мы молчали, но тут Майкл, прервав молчание, и обратился к Эдди.
- Эдди договорись с мистером Колом, как он будет себя вести, когда мы приедем на место.
Эдди потянулся к своему поясу, где за ремень у него был, засунут пистолет. Я понял, это конец. Всё время я держал правую руку в кармане, где лежала отвёртка. Повинуясь инстинкту самосохранения, я выхватил отвёртку и всадил её в шею Майклу. Машина стала терять контроль и я, пользуясь замешательством Эдди, рывком открыл дверь и выпрыгнул из машины. Ударившись об асфальт, я несколько раз перекувыркнулся через себя и остановился возле обочины. Я видел как машина, потерявшая контроль слетела с дороги в кювет, там он несколько раз перевернулась и загорелась. Я уже встал на ноги, когда раздался оглушительный взрыв и столб пламени рванулся высь. Я стоял и смотрел, как языки пламени пляшут по изуродованной машине, и думал что я всё, таки везучий сукин сын. Теперь мафия будет думать, что я зажарился вместе с ними и не станет меня искать. Меня бил мелкий озноб, потому что моя одежда вся промокла, но я всё ровно поднял воротник плаща и направился в сторону города.

Как только я попал в город, первым делом я поехал на железнодорожную станцию, и спрятал диктофонную запись в камеру хранения. В двух кварталах от моей гостиницы, я попросил водителя такси, остановится у телефона автомата. Позвонив в аэропорт, я узнал, что ближайший рейс в Мексику в четыре утра. Я посмотрел на свои часы, на них было одиннадцать тридцать вечера. Отлично у меня куча времени, чтобы собраться и решить кое-какие вопросы. Я зашёл в вестибюль гостиницы и, подойдя к консьержу, попросил счёт в свой номер.
- Вы уже покидаете нас мистер Кол, - с сожалением сказал он.
- Да покидаю, и будьте любезны, через сорок минут вызовите мне такси, - попросил я, отходя от бюро.
- Да конечно, будем рады вас видеть ещё, - прокричал он, мне в след.
- Ещё бы вы небыли бы рады за такие чаевые, - пробурчал я себе поднос.

Я быстро упаковал свои вещи хорошо, что их у меня не так много, и стал пересчитывать свои деньги, их осталось не так уж и много. Пересчитав деньги их, осталось всего двадцать семь тысяч, я вложил их в конверт, а конверт, спрятал во внутренний карман пиджака. Осмотрев комнату ещё раз, я понял, что всё собрал и уже подходил к телефону, чтобы позвонить Джону и рассказать ему о записи. Когда дверь номера распахнулась от сильного удара, и в комнату ворвались какие-то люди в чёрных костюмах.
- ФБР, стоять на месте не двигаться, вы арестованы, вот ордер на ваш арест! - прокричал один из них, швыряя мне в лицо запечатанный конверт.
Меня грубо толкнули лицом к стене и обыскали всё, что они нашли это конверт с деньгами.
- Это, ваши деньги? - спросил меня парень с лысиной на голове.
Я знал, что с ними шутить не стоит, поэтому отвечал всё как есть.
- Да мои.
- Где вы их взяли? – не унимался плешивый.
- Заработал, - спокойно ответил я.
Наверное, он был у них главный, потому что к нему подошел молодой парень и сказал.
- Капитан, здесь ничего нет.
- Как ничего нет, ты уверен?
Молодой парень утвердительно кивнул.
- Вы хорошо посмотрели? - обратился плешивый ко всем.
- Да капитан, ничего противозаконного здесь нет, - ответили ему.
И я понял, на этом можно сыграть, и значит, теперь моя очередь говорить.
- Послушайте, вы сделали большую ошибку, устроив всё это. Я знаю Джона Клэйтона, а он большая шишка в вашем ФБР.
- А теперь послушай меня мразь, нас сюда и прислал твой Джон Клэйтон, так что заткнись, - рявкнул плешивый.
- Вас прислал сюда Джон?
- Да он сказал, что здесь проживает наркоторговец, и мы должны его взять.
- А теперь если ты не хочешь всю оставшуюся жизнь работать постовым, звони Джону у меня, для него новости.
- Парень у тебя крыша поехала, ты арестован, и никуда я звонить не буду, - упёрся плешивый.
Больше всего в этой жизни я ненавижу упрямых людей, а сломать их упрямство можно, только если наехать на них. Что в принципе я и сделал.
- Вы ничего противозаконного здесь не нашли, и значит, у вас на меня ничего нет. И если ты сейчас не позвонишь Джону, я подам на вас в суд за ложное обвинение в наркоторговле.
Плешивый немного поколебался и, подойдя к телефону, стал набирать номер Джона.
- Агент Клэйтон, это специальный агент Дэниалс, - проговорил он в трубку, - да он тут, мы его взяли в номере. Нет, ничего противозаконного не нашли, он хочет с вами говорить, да сейчас позову.
Сказав это, он жестом руки подозвал меня и передал трубку.
- Джон, что за дела я только собрался тебе звонить, а тут заваливаются твои опричник, - сходу наехал я.
- Тише Макс не кипятись, - сказал он спокойным тоном, - просто я узнал, что загородом нашли сгоревшую машину Майкла Витали. А в ней три обгоревших трупа. А с утра наши стукачи, сказали нам, что видели, как Чарли садился в машину Майкла. И я подумал, что это ты, таким образом, избавился от Чарли. И раз ты сделал то, ради чего сюда приезжал, значит, в ближайшее время ты свалишь из города и снова оставишь меня с носом. Другого выбора у меня не было. Я должен был задержать тебя Макс.
Я знал, что он мне не доверяет, и не позволит мне уйти просто так, поэтому я попытался обрадовать его и сказал.
- Джон я сдержал своё слово, у меня есть запись и эта запись изменит твою жизнь. Но у меня есть условие, ты даёшь мне спокойно уехать из страны, и тогда я говорю тебе, где спрятана эта запись, договорились.
- Макс я не могу так рисковать, во-первых, вдруг там нет ничего важного, а во-вторых, если там действительно что-то важное, ты можешь, понадобится, как свидетель.
- Джон, я не могу быть свидетелем, на этой кассете слишком много информации о моём прошлом.
- Слушай Макс, я всё понимаю, мы старые друзья, но если я тебя отпущу, меня посадят. Извини, я не могу этого сделать, - в его голосе слышалось сожаление.
- Джон тебя не посадят, на этой кассете признание Андриана Сопрано в торговле наркотиками и на ней же он приказывает убить человека. Но это ещё не всё в твоём отделе работают две крысы, и я записал их голоса, они там называют свои имена.
Какое-то время в трубке была тишина, потом Джон спросил меня и в его голосе я услышал колебание.
- Макс, всё, что ты сказал, правда?
- Да Джон, чистая, правда, поверь мне.
- Тогда, передай трубку Дэниалсу, - попросил он.
Я, молча переда трубку Дэниалсу, он минуту стоял в нерешительности, держа трубку, а потом произнёс в неё.
- Специальный агент Дэниалс, - сказав это, он потом долгое время молча, выслушивал что-то.
А я, закурил сигарету, и стал ждать, согласиться Джон на мои условия или нет. В худшем случаи, если меня посадят в тюрьму, эта кассета поможет скостить мне срок. За все мои деяния мне светило двадцать лет тюрьмы строгого режима. Но в связи с тем, что я помогу властям в поимке особо опасного преступника, мне, наверное, скинут лет семь. Нет тринадцать лет в камере, меня тоже не устраивает. Нужно придумать, как ещё можно выпутаться из этой передряги. И я понял, что настолько не хочу садиться в тюрьму, что даже готов напасть на агентов ФБР, только бы выбраться отсюда.
Закончив разговор, специальный агент Дэниалс повесил трубку и, обведя глазами всех сотрудников ФБР, произнёс.
- Ребята произошла ошибка, мы взяли не того, так что принесём наши извинение мистеру Колу и покинем его номер.
Я с облегчением смотрел, как сотрудники ФБР по одному покидают мой номер, но в голове у меня вертелась одна очень хитрая догадка. Действительно ли Джон поверил мне или он устроил мне ловушку. Мол, я тебя отпускаю, а на самом деле за мной будут следить десятка два федералов. Хотя в любом случае это шанс сбежать от них, если я от мафии ушел, то от ФБР сам бог велел. Последним уходил Дэниалс, но в дверях он обернулся ко мне и сказал.
- Я не знаю, кто вы мистер Кол и что вы натворили, но поверьте, я нарою на вас весомые улики и засажу за решетку. Да так засажу, что вам даже ваш друг агент Клэйтон не поможет, - и он покинул мой номер, оставив дверь открытой.
- Смотри, не надорвись, когда будешь рыть, - сказал я ему в след.

Это был самый длинный путь до аэропорта в моей жизни. Выйдя из гостиницы, я минут пять стоял и смотрел по сторонам, выискивая кого-нибудь, кто был бы похож на федерального агента. Убедившись, что таких нет, я поймал такси и поехал в противоположном направлении от аэропорта. Остановив такси в двух кварталах от гостиницы, я спустился в метро и проехал на нём ещё четыре квартала, но теперь в сторону аэропорта. И так я сменил шесть машин такси, три раза садился на метро и два раза на автобус. И только когда я, полностью убедился, что за мной нет хвоста, я поймал такси и добрался до аэропорта. Я был взвинчен до придела, и в таком состоянии я слонялся по зданию, всё, пытаясь вычислить, есть за мной хвост или нет. Когда до объявления о начале регистрации на рейс Чикаго-Мехико оставалось, полчаса я решил что, уже настало время позвонить Джону. Набрав его номер, я стал ждать, когда он возьмёт трубку, но к моему удивлению включился автоответчик.
- Это кабинет Джона Клэйтона всё, что вы хотите мне сообщить, сообщите после звукового сигнала.
Ну что же наговорю на автоответчик, подумал я и стал говорить.
- Джон это Макс та информация, которая тебя так интересует, лежит в камере хранение на железнодорожном вокзале. Номер камеры четыреста семь, а её код два, шесть, девять, девять, ну вот и всё прощай друг, может быть, когда-нибудь увидимся.
Я повесил трубку, подхватил сумку и пошел к бару, у меня ещё было двадцать минут в запасе. Так что я решил пропустить стаканчик виски для успокоения нервов. Но когда я подходил к бару, в моей голове мелькнула мысль, от которой меня бросило в холодный пот. Джону позарез нужна эта плёнка, и он должен был сидеть в кабинете и ждать моего звонка. Но в кабинете его не было, значит, он где-то здесь. И я снова обвёл взглядом зал ожидание. Нет, ничего подозрительного нет, люди как люди торопятся, суетятся, ругаются, вроде всё нормально. Я зашел в бар и посмотрел на часы, до отлёта оставалось пятнадцать минут, от нервного напряжения меня трясло. Я взял чашку кофе вместо виски, виски притупило бы мою бдительность, и я решил не рисковать. Я снова посмотрел на часы, до отлёта оставалось десять минут, и тут я услышал объявление о начале регистрации на рейс Чикаго – Мехико. Я расплатился за кофе и пошел к своему терминалу, всё время, оглядываясь по сторонам. Стоя в очереди, я рассматривал людей, которые стояли ближе всего ко мне. Впереди меня стояла пожилая супружеская пара и обсуждала, какая в это время года, погода в Мехико. А позади меня стоял парень моего возраста и, судя по его костюму, он был бизнесменом среднего звена, скорей всего он менеджер. Я снова посмотрел на часы, до отлёта оставалось шесть минут, а в очереди на регистрацию я стоял третьим.
- Ну, быстрей, быстрей, - бубнил я себе поднос.
- Макс! - окликнули меня.
Я узнал этот голос, и от этого у меня волосы встали дыбом. Медленно повернув голову налево, я увидел Джона. К моему удивлению он стоял один.
- Как ты меня нашел, выследил? – спросил я, подходя к нему.
- Нет, просто я проверил все рейсы, вылетающие сегодня из страны, и увидел, что в Мексику летит покойник, - ответил он.
- Что это всё значит, какой покойник?
- У тебя паспорт на имя Чарльза Брауна рожденного двенадцатого ноября шестьдесят девятого года в городе Пасадена штат Калифорния. Правильно я говорю, если нет, то поправь.
- Ну и какое отношение это всё имеет ко мне?
- Прост три года назад Чарльз Браун погиб в автомобильной катастрофе, и я подумал, что это ты прикрылся его именем, чтобы покинуть страну и как видишь, оказался прав.
- Хорошо ты меня раскусил теперь, что арестуешь меня? - я нервничал и терял терпение.
- Нет Макс, я здесь не для того чтобы арестовывать тебя. Я здесь, чтобы попрощаться с тобой, мы же с тобой друзья, хоть и бывшие, - сказал он, протягивая мне руку.
- Друг, который не доверяет мне, и поэтому прислал ко мне в номер своих ребят, чтобы они меня арестовали так? – спросил я.
- В обще-то нет. Я прислал их, чтобы они сделали вид, что арестовывают тебя. Потому что я подумал, раз ты грохнул Чарли то у тебя на хвосте сидит мафия готовая тебя разорвать на мелкие кусочки. И если это было бы так, то увидев, как тебя забирают агенты ФБР, они бы оставили тебя в покое, понял? А мы бы потом отвезли тебя в аэропорт и посадили на самолет. Но, услышав по телефону твой возмущенный голос, я решил дать тебе возможность слинять из города самому.
Тут ко мне подошла стюардесса и сказала.
- Извините, посадка заканчивается, пройдите на борт самолёта, пожалуйста.
- Да конечно сейчас пройду, - сказал я, улыбаясь.
Улыбнувшись в ответ, она отошла от нас.
- Ну, вот и всё Джон, спасибо за помощь, - сказал я, протягивая ему руку.
- Не за что Макс желаю тебе удачи, и не попадай больше в неприятности, - с улыбкой пожелал он, пожимая мне руку.
Я поднялся на борт самолёта сел в своё кресло и подумал вот и всё конец всем моим мучениям. Не будет больше перестрелок, разборок, погонь, угроз и неожиданных смертей на моём пути. И я, наконец-то начну новую спокойную жизнь, ту жизнь, о которой так долго мечтал. Но от старой жизни у меня осталось ещё одно дело, дело которое я должен закончить, чего бы мне это не стоило. Самолёт стал, разгонятся, и я почувствовал, как он плавно начал набирать высоту. Оказавшись в воздухе на меня, резко навалилась усталость, и я не заметил, как уснул.

Эпилог.
Мексиканский курорт Кабо Сент-Лукас, сюда приезжают отдыхать среднестатистические американцы. Здесь круглый год тёплая погода, отличные дешевые отели, улыбчивый обслуживающий персонал, и уютные открытые кафе прямо на берегу моря. Я сидел в одном из таких кафе напротив маленького отеля под названием «Парадайз» и потягивал коктейль «Лонг айленд айс ти». Наступил вечер, и туристы заполонили кафе, но я сидел, так что никто не мешал мне наблюдать за выходом из отеля. Ровно два месяца потребовалось мне, чтобы узнать какой отель принадлежит Джеки. Какое-то время, мне пришлось понаблюдать за ней. Узнать, в какое время она обычно выходит из отеля, на какой машине она ездит и есть ли у неё поклонник, которого стоит опасаться. Из отеля она выходит обычно в полшестого вечера и садится в машину марки «Ягуар». Что касается поклонника, которого стоит опасаться. То его попросту не было. Я поставил бокал на стол и посмотрел на свои часы, полшестого вечера в это время она обычно и выходит. Солнце приближалось к горизонту, и у многих туристов необходимость в солнцезащитных очках, отпала. Но свои я не стал снимать, я просто дал им небрежно сползти мне на кончик носа. Я увидел, как Джеки выходит из отеля, и почувствовал всю горечь разочарования, что я не смог вовремя рассмотреть, как под маской ангела скрывался демон. За то время, что мы не виделись, она стала ещё красивее и более, привлекательней. Одарив швейцара лучезарной улыбкой, она прошла к своей машине. Открыв дверь своего кабриолета, она села за руль и какое-то время не заводя двигатель, сидела в раздумье. Но, собравшись с мыслями, он протянула руку к замку зажигания и запустила двигатель. Всё произошло в считанные секунды, оглушительный раскат взрыва, пронёся по улицы, и машину Джеки подбросило в воздух на несколько метров. Кто-то стал кричать, что надо быстро вызвать пожарных, полицию и скорую, потому что может быть, ещё удастся спасти девушку, сидящую за рулём. Большая часть людей в кафе поднялись со своих мест, и бросились бежать на стоянку, где горела машина Джеки. Одни чтобы поглазеть, а другие, чтобы сказать полиции и телевиденью что они видели, как это всё произошло. Но я остался, спокойно сидеть за столиком, наблюдая за всем происходящим поверх очков. Я смотрел, как полыхает машина с девушкой, которая перевернула всю мою жизнь. И я понял, что только что я выполнил последнее обязательство перед старой жизнью. Я встал из-за столика и пошел через кафе в сторону пляжа. Проходя мимо оставшихся посетителей, я слышал, как они обсуждали происшествие. Одни говорили, что это мафия не поделила гостиницу и устроила разборки, а другие говорили, что с машиной было что-то не так, поэтому она и взорвалась. Я вышел из кафе, и не спеша, пошел по пляжу, загребая носками мокасин песок. Всё что я чувствовал в этот момент так это пустоту внутри себя. Я хотел убить её, глядя ей в глаза, но не смог этого сделать, потому, как всё ещё испытывал к ней чувство любви. Поэтому я использовал взрывное устройство, чтобы покончить с ней и со своей прежней жизнью. Я посмотрел на море, над горизонтом висела только половина солнца. Закат моей старой жизни, подумал я. Заходящее солнце окрасило всё в тёплый оранжевый цвет, морской бриз обдувал мне лицо, я стоял и наслаждался жизнью, своей новой жизнью.

Май – октябрь 2004
Конец.

продолжение

Я проснулся утром оттого, что всё моё тело разламывалось от боли. Таких физических нагрузок я давно не испытывал да и психологических тоже. Приняв горячий душ и одевшись, на этот раз, я быстрее справился с диктофоном, я пил кофе и курил. И в тот момент, когда я думал, какие сюрпризы принесёт мне новый день, раздался стук в дверь. Вооружившись пистолетом, я открыл дверь, настолько насколько это позволяла цепочка на ней. К моему удивлению, на пороге стояли мои вчерашние знакомые, которых я для себя назвал Чичем и Чонгом.
- Какого хрена вам здесь надо и как вы нашли меня? – не очень дружелюбно спросил я.
- Как мы вас нашли, очень просто, мы же работаем в ФБР, - сказал толстый.
- А вы могли бы быть повежливей с нами, - заметил тонкий проходя в комнату.
- Ну, извините, что не оказал вам должного внимание. А теперь говорите, что вам от меня надо и катитесь отсюда к чёртовой матери, у меня много дел сегодня.
Сказал я, наливая себе ещё одну чашку кофе и закуривая ещё одну сигарету.
- Вопрос не в том, что нам от вас нужно, а что мы можем вам дать, - сказал тонкий, садясь в кресло.
- Интересно, что же вы ублюдки, можете мне такого дать? – спросил я.
- У нас есть информация о Чарли, а, как нам известно, вы его вчера упустили, и не знаете где он сейчас, - сказал толстый.
- И вы всю ночь трудились, не покладая рук, чтобы найти эту информацию для меня, похвально, - съехидничал я.
- Почти, на самом деле один стукач, позвонил сегодня утром и сообщил где он находиться, - сказал тонкий.
- И Джон послал нас к вам, чтобы мы обрадовали вас этой информацией и отвезли на встречу с этим стукачом. А вы с нами так грубо обращаетесь, - сказал толстый, сделав при этом обиженное лицо.
- У нас мало времени, через сорок минут мы должны быть на месте, так что мы даём вам десять минут на сборы, - сказал тонкий, глядя на часы.
- Вообще-то я давно уже готов, - сказал я, беря пальто со стула.

Я сидел на заднем сидении коричневого «Форда» и курил. Странно, зачем Джон прислал этих двух клоунов за мной, когда он мог мне просто позвонить и сказать где я смогу встретить этого стукача. Возможно, он не доверяет мне и хочет, чтобы я был всегда, у него на виду. Да но, зная на что я способен, Джон послал бы за мной кого-нибудь поопытней, этих то я сделаю в два счета. А может он, специально послал за мной этих лохов для того, что когда я выполню свою миссию, я смог легко уйти от них. Вот такие мысли вертелись у меня в голове, когда мы ехали в центре города.
- Он что назначил встречу в центре? – спросил я.
- Да, он чувствует себя в безопасности, когда вокруг него много людей, - ответил тонкий.
Бред какой-то, что это за стукач, который назначает встречу в людном месте, мелькнуло у меня в голове. Наша машина двигалась по направлению к огромной гостинице стоящей впереди. Мы были от неё в метрах ста, когда толстый, сидевший на переднем пассажирском сидении, обернулся ко мне с пистолетом в руке.
- Давай без фокусов Макс, отдай мне свой пистолет, медленно протяни его рукояткой ко мне, - скомандовал он.
- Значит, вы меня продали мафии? - спросил я, отдав ему свой пистолет.
- Извини Макс, нам предложили хорошую сумму за тебя, и мы не смогли отказаться.
- Тебя всё равно никто не хватится искать, - ответил мне тонкий, - поправить наше финансовое положение.
Я понял одно, в этой ситуации мне лучше не рыпаться и подстроиться под их правила. А дальше как карта ляжет, может мне повезет, и я останусь, жив, а может быть, и нет, другого выхода у меня тоже нет. Поэтому я откинулся на спинку сидения и закурил, имитируя беззаботность.
- Всё с вами ясно, о чёрт опять, вы не знаете хорошего венеролога, а то я, кажется, что-то подцепил от шлюхи.
Сказал я и стал беззаботно чесать у себя в паху, пытаясь нажать кнопку записи на диктофоне.
- Ненужно было быть жмотом и снять бабу подороже, - философски произнёс тонкий.
- Не волнуйся тебя скоро вылечат от всех болезней, - ухмыляясь, сказал толстый.
Мы проехали мимо парадного входа ведущего в гостиницу, я успел прочитать её название. Это была «Корона» мафиозное гнездо. Гостиница «Корона», клуб «Три короля» тоже мне знать херова, зло подумал я, давя окурок в пепельнице. Мы свернули в переулок и остановились возле чёрного хода в гостиницу. Там уже стояли два человека, у одного из них в руках был чемоданчик. И судя по их виду, я сразу понял, они ждали нас. Точнее они ждали меня, потому что когда мы подъехали поближе, я узнал их, один был барменом из ресторана «Траттория», а второй Майкл Витали.
- Вот, принимайте товар, как и договаривались живой и невредимый, - сказал тонкий, выходя из машины.
Толстый, открыл мою дверь, и жестом приказал мне выйти.
- Да это он, я его морду, на всю жизнь запомнил, - злобно сказал Майкл, цедя слова сквозь зубы.
Только сейчас я увидел, насколько серьёзно я его побил. Нос сломан, левый глаз заплыл, губы опухли, он был похож на ходячую картину Пикассо.
- Да, я тоже рад тебя видеть, - сказал я, глядя ему в глаза.
- Вот ваши деньги, как и договаривались двести тонн, - сказал бармен, протягивая чемоданчик тонкому.
Тонкий открыл чемоданчик и стал проверять пачки с банкнотами. Убедившись, что с наличными, всё в порядке, он пожал Майклу руку.
- С вами приятно иметь дело ребята, - сказал тонкий, передав чемоданчик толстому, - а тебе Макс нужно было быть умнее, тогда бы ты не попал в такую передрягу.
Они уже садились в машину, когда я их окликнул.
- Эй, во всей этой кутерьме я даже не успел узнать, как вас зовут.
- Что будешь мстить нам, а Макс, - сказал тонкий с ухмылкой, - ну так и быть, я Стивен Мален, а моего напарника зовут Дейл Вуд, не забудешь.
И они, громко смеясь, сели в машину и покатили в сторону выезда из переулка.
- Не переживай, не забуду, - проговорил я, себе поднос.
И тут меня подхватили подмышки и поволокли в здание гостиницы.

Мы сели в лифт и поднялись на самый последний этаж здания. Меня грубо втолкнули в какое-то помещение, а потом ещё силком проволокли по нему, а в конце толчком усадили в кресло. Усевшись, поудобней я стал осматриваться. Я оказался в просторном кабинете, который был обставлен стариной дубовой мебелью, черт знает какого века. Но главное было не это, а, то кто сидел в этом кабинете. Слева от меня сидел Чарли в инвалидном кресле с перебинтованной рукой, его лицо было бледным, возможно это от потери крови, а возможно от страха. Но всё моё внимание было обращено на человека, сидящего за огромным письменным столом в центре кабинета. Это был сам Андриан Сопрано глава чикагского мафиозного клана, фактически на него я когда-то и работал. Помимо Андриана Сопрано, Чарли, Майкла и бармена в кабинете находилось ещё человек шесть, но их я не знал, возможно, они из верхушки синдиката. Когда я возил наркотики через границу, я прикидывал свои шансы на выживание и давал себе примерно пятьдесят на пятьдесят. А, попав в этот кабинет и сидя в такой компании, мои шансы выйти отсюда живым, сводились к нулю. Андриан Сопрано, сидя в кожаном кресле, раскуривал кубинскую сигару и изучающим взглядом смотрел на меня. Ему сейчас за шестьдесят и в своём дорогом костюме выглядит он как респектабельный бизнесмен. Но я слышал, что свою карьеру в мафии он начинал как наемный убийца. У него даже был собственный стиль, он убивал свою жертву во сне. Вот так он и смотрел на меня сейчас, холодными глазами убийцы.
- Значит, вы и есть наша головная боль, верно мистер Кол, - проговорил Андриан Сопрано, выпуская струю сигарного дыма.
У него был тихий, хриплый, даже можно сказать убаюкивающий голос. От чего образ этого человека становился ещё страшнее.
- Вы приносите нам одни неприятности и убытки, - продолжал он, - вы убили столько наших парней, что я решил собственными глазами посмотреть, что вы за человек. Вижу вы очень смелый мистер Кол, и как соперник вы достойны уважения. Если бы не эти продажные федералы, мы бы не смогли вас разыскать. Вы словно оловянный солдатик, который всех убивает и невредимый выскакивает из ловушек. Если бы я раньше знал о вашем таланте мистер Кол, когда вы работали на меня, то поручал бы вам по-настоящему ответственные дела. Как же повезло вашему работодателю с вами. И кстати на кого вы работаете, мистер Кол? – неожиданно спросил Сопрано.
- Я одиночка и работаю, сам на себя, - ответил я закуривая.
В этот момент ко мне метнулся бармен и ударом кулака выбил сигарету из моих губ.
- Эдди, кто тебе позволил трогать мистера Кола без моего приказа, - тихо, но зловеще сказал Андриан Сопрано.
Эдди побелел как стена и отошёл в самый дальний угол комнаты и дальше старался не попадаться боссу на глаза. А я потёр ноющую челюсть и достал новую сигарету.
- Если ты не на кого не работаешь, какой смысл тебе убивать моих людей, - продолжал он допрашивать меня.
- Я искал Чарли, а твои люди всячески мешали мне в этом, - сказал я, затягиваясь сигаретой.
- Я знаю, что ты искал Чарли, он сказал мне об этом и попросил, чтобы я защитил его от тебя. И теперь ты угрожаешь не Чарли, ты угрожаешь всей семье, - сказал он ледяным тоном.
- Мне плевать на вашу семью, и на всю вашу чёртовую мафию, мне нужен Чарли, и я достану, его кто бы, его не защищал.
Сказав это, я понял, что ещё чуть-чуть, и я сорвусь тогда мне точно крышка, нужно остыть и придумать вескую причину, чтобы они отдали мне Чарли.
- Сынок, не забывай среди кого ты находишься, ещё одна такая пылкая речь, и ты будешь умирать долгой и мучительной смертью, - угрожающе сказал он.
- Я тебе не сынок, мать твою и за последние двадцать четыре часа, мне так угрожали раз двести, - сказал я, бросая окурок на пол.
- Майкл, научите мистера Кола вежливости, - приказал он.
Майкл подошел ко мне сзади, и заехал дулом пистолета мне по шеи. От этого удара всё моё тело стало как будто ватным.
- Мне нужен Чарли, он убил мою напарницу и предал меня, и всё что я хочу, это его смерти, - сказал я, превозмогая боль.
- Что он там с тобой сделал, уже не имеет никакого значения, как я уже сказал он под моей защитой, и мы не сможем позволить тебе его убить. Более того, кто посягнул на жизнь человека принадлежащего к клану, ожидает смерть. А так как ты повинен в смерти наших ребят и за оскорбление присутствующих здесь людей, как я и обещал, ты будешь умирать долго и мучительно. Майкл, позаботьтесь о мистере Коле, нам с ним больше не о чем говорить.
- Ты будешь молить меня о смерти, - скалясь, сказал Майкл.
- А как насчет тех четырёх миллионов долларов, которые Чарли вам заплатил в качестве штрафа, - сказал я, не обращая никакого внимание, на Майкла стоящего рядом.
- А что с ними что-то не в порядке? – удивлёно, спросил Андриан Сопрано.
И вдруг Чарли, который весь разговор сидел спокойно, стал нервно ерзать в инвалидном кресле.
- В общем да, он заплатил вам штраф, вашими же деньгами, - сказал я, закуривая новую сигарету.
Андриан Сопрано сделал жест рукой и Майкл недовольный тем, что ему не дали свести со мной счеты, сел обратно в своё кресло.
- Продолжаете, мистер Кол, что значит нашими деньгами? - добродушно спросил Андриан Сопрано.
- Андриан и ты поверишь этому щенку! - воскликнул Чарли.
- Заткнись Чарли, пусть парень сначала договорит, а потом я решу, кому из вас верить, - охладил его Андриан.
Отлично, я заполучил их внимание, теперь главное выставить перед ними Чарли в чёрном цвете, а дальше будь что будет.
- Половина этих денег была моя, а остальные два миллиона были выручены с продажи, вашего кокаина, - сказал я, обводя взглядом присутствующих здесь гангстеров.
Я специально занизил свою часть денег. Так как знал, чем больше у мафии украдешь денег, тем лютее их ненависть к человеку, которых это сделал.
- Лож, ты сам хотел их кинуть! - закричал Чарли, глядя на меня.
- Да хотел и я не скрываю этого, но как выяснилось всё, что я делал, было тщательно спланировано Чарли. Он сказал мне, что вы ведёте переговоры с колумбийским наркокартелем, о поставках более крупных партий товара. И в связи с этим меня повысят в должности. Я всегда работал один, а тут мне пришлось бы работать с целой командой, поэтому я и испугался. Испугался потому, что любая шестерка могла меня убить где-нибудь в пустыне и тем самым занять моё место. Чарли знал о моём страхе и понял, что в первую же поездку в команде я попытаюсь вас кинуть и слинять из страны. Но я не учёл одного, что Чарли тоже нужны эти деньги и ради них он готов на всё. Он собрал каких-то оболтусов, и послал меня вместе с ними за товаром. Тем самым заставив меня думать якобы его там много. Но как оказалось, это была обычная поездка, и кокаин был только в моей машине, а остальные машины были пустыми. Потом он вычислил место, где я встречаюсь, со Сью и убил её, а потом стрелял в меня. Так он и получил эти четыре миллиона, которыми и заплатил вам штраф. И как я позже узнал, переговоры с наркокартелем об увеличение партий произошли совсем недавно, а тогда это были, просто слухи и Чарли сыграл на них. Тем самым с помощью меня, он заполучил ваши деньги.
Я закурил новую сигарету и стал ждать, как они отреагируют на мой рассказ. Я специально не упоминал про Джеки, во-первых, чтобы не делать из Чарли гениального афериста, а во-вторых, просто не хотел вспоминать про эту суку.
- А Чарли сказал, что ты всё-таки кинул нас, а деньги спрятал, - сказал Андриан Сопрано, лукаво глядя на меня.
- Во-первых, ясли бы я вас кинул то сейчас сидел бы не здесь, а где-нибудь на пляже и попивал «Мохито». А во-вторых, посчитайте сами, Чарли был управляющим клуба, а заодно посредником, между мной и вами. И в не каких, денежных операциях, будь-то контрабанда или ограбление банка, не участвовал. Поэтому вы могли бы задуматься, откуда он достал такие деньги. А достал он их легко, просто украл их у вас и заплатил вам штраф, вашими же деньгами.
Андриан Сопрано сжал руки в кулаки и посмотрел на Чарли, от чего тот съёжился под его взглядом.
- Чарли это правда, то, что сказал мистер Кол? – спросил он.
- Андриан послушай, это мои деньги я их копил всё это время. У меня и в мыслях не была кидать вас. А этот щенок просто хочет любыми способами остаться жить, вот и всё.
Чарли трясло, от этого он снова стал нервничать и заикаться.
- Но все факты указывают на тебя, и сказать по правде я догадывался, что ты достал эти деньги, мухлюя у меня за спиной. Но я и представить себе не мог, что ты воруешь мои деньги!
Последнюю фразу Андриан Сопрано произнёс уже криком.
- Так это мои деньги Чарли, отвечай это мои деньги?! Деньги от продажи моего кокаина?! - продолжал орать Андриан Сопрано.
- Нет, я бы не посмел Андриан мы же друзья, - заскулил Чарли.
- Ах, так Майкл заставьте нашего друга говорить, - приказал он.
Подойдя к Чарли, Майкл, схватил его за простреленную руку, и сжал её в месте прострела. Я такого крика ещё не слышал Чарли вопил, как полоумный от боли. Но Чарли продолжал молчать, тогда Майкл вытащил нож, который был спрятан у него в ботинке и стал отрезать мочку его уха.
- Хватит, хватит, я скажу. Да я взял ваши деньги, но только потому, что я очень хотел, вернутся, в семью. Пожалуйста, не убивайте меня, - взмолился Чарли.
- Так ты сознаешься, что обманул семью и украл семейные деньги? – спокойно спросил Андриан Сопрано.
- Да я сознаюсь, я виноват, простите меня, - жалобно сказал Чарли.
- Те, кто ворует в семье, умирают, как свиньи. Майкл убей его как свинью, - спокойно приказал Андриан Сопрано.
Схватив Чарли за волосы, Майкл запрокинул его голову и перерезал горло от уха до уха. Кровь из горла брызнула на пол и Чарли, задёргался в предсмертной судороге, издавая хрипящие и булькающие звуки. Я смотрел, как он умирает, и думал только об одном что также, наверное, умирала Сью на сидение автомобиля. И я поймал себя на мысли, что это всего лишь случайное совпадение, но я хотел, чтобы он подох, именно так.
- А что делать с этим? – спросил Майкл, кивком головы указывая на меня.
- Пусть мистер Кол поможет вам, избавится от трупа, - сказал Андриан Сопрано, глядя на меня, - надеюсь, мистер Кол вы теперь довольны?
- Вполне, - ответил я, вставая с кресла.
продолжение следует.........

продолжение.

Я вышел из здания ФБР и, направляясь к машине, ну вот только что я стал для них пушечным мясом, подумал я, садясь в машину. Если я сделаю их работу за них, отлично, если меня убьют, то же ничего. Но мне такой расклад не нравится, и я буду действовать по своему раскладу, но для начала мне нужен пистолет. Отъехав от здания ФБР, я посмотрел в зеркало заднего вида. Как я и думал, позади меня через две машины ехал коричневый «Форд», любимая марка и любимый цвет агентов. Ладно, покатаю их по городу, а потом сброшу, подумал я и направил машину в сторону центра. У меня созрел план, где достать ствол, но для начала мне нужно купить хорошие часы. Я приобрёл часы «Ролекс» и вышел из магазина. Коричневый «Форд» стоял за углом одного из домов, один агент пил кофе, а другой посмотрел в мою сторону, я помахал ему рукой и пошел к своей машине. Я завёл мотор и медленно поехал к перекрёстку.
- Простите ребята, но ваша компания мне надоела, - сказал я сам себе.
Я подъехал к перекрёстку первый, а коричневый «Форд» оказался через четыре машины позади меня. Зажегся красный свет, и я утопил педаль газа в пол. Взвизгнув покрышками, я проскочил перекрёсток, едва не столкнувшись с джипом. Нырнув в первый попавшийся переулок, я не сбавляя скорости, проехал его и вылетел на другую улицу. Убедившись, что за мной нет хвоста, я расслабился и закурил. Теперь мне нужно найти ломбард, если я буду покупать пистолет законным путём, я получу его чёрез три недели, а в ломбарде я обменяю часы на ствол, быстро и тихо. Я нашел ломбард в одном из злачных районов Чикаго. Хозяин ломбарда жирный нигер, стоял за решеткой, которая отделяла прилавок от помещения, и рассматривал часы.
- Я дам тебе восемьсот долларов за них, - сказал он, рассмотрев часы.
- Четыреста и вон тот ствол с глушителем и запасными обоймами, - сказал я, ткнув пальцем в «Кольт» сорок пятого калибра.
- Хорошо, но я должен посмотреть на ваши документы.
И я протянул ему свой паспорт, если возникнут какие-нибудь проблемы, то они будут у Чарльза Брауна, а не у меня.

Было восемь вечера, когда я подъехал к ресторану «Траттория». Войдя внутрь и не у видя никого, кто хотя бы отдалёно был похож на Майкла Витали, я вышел обратно на улицу и сел в машину. Диктофон я тщательно спрятал у себя в паху, гангстеры брезгуют обыскивать в этом месте, а микрофон и шнур, ведущий к диктофону, я приклеил скотчем у себя на груди. В десять часов вечера к ресторану подъехал чёрный «Линкольн». И из него вышел человек в чёрном пальто и чёрной шляпе и уверенной походкой зашел в ресторан. Я не был уверен, был ли это Майкл Витали, и решил проверить это, последовав за ним. Войдя в ресторан, я сразу увидел его, он стоял возле бара и что-то обсуждал с барменом. Как я уже заметил раньше, в ресторане было слишком много гангстеров. И как только я зашёл, они перестали разговаривать и подозрительно уставились на меня. Пройдя в полной тишине к бару, я заказал чашку кофе. Взяв кофе, я прошел к свободному столику в углу и сев за него, закурил. Все тут же потеряли ко мне всякий интерес, потому что зал снова, наполнился гулом голосов. Поговорив с барменом, Майкл проследовал к столику, за которым сидела большая компания разношерстных мафиози. Он сидел с ними целый час, пил вино, смеялся над разными шутками, но потом встал и направился к туалету. Я чуть не проморгал этот момент и, стараясь не привлекать к себе внимание, то же пошел к туалету. Когда я вошел, Майкл стоял возле писсуара и мочился в него. Став возле него на расстоянии удара ноги, я спросил.
- Давай решим всё мирным путём Майкл, где Чарли?
Он перестал отливать, и я услышал, как он застегнул молнию на брюках. Я ждал этого, поэтому и выбрал такое расстояние. Майкл резко обернулся и в руке у него был барабанный «Магнум 44». Ударом ноги я выбил пистолет из его рук, а затем локтём въехал ему в зубы. Удар оказался настолько сильный, что он упал на пол. Оставшись сидеть на полу, он, сплюнул кровь, и злобно посмотрел на меня.
- Попробуешь закричать, и я окрашу эту стену твоими мозгами, - сказал я, целясь в него из пистолета, - а если ты не расслышал, то я повторю свой вопрос, где Чарли?
- Поцелуй меня в задницу урод, ничего я тебе не скажу.
- Неверный ответ приятель, - и я снова двинул его ногой.
Он взвизгнул и схватился за подбородок, я попал туда каблуком.
- Тебя на кусочки разрежут, это я тебе обещаю, - сказал он, пытаясь остановить кровь, льющуюся из носа.
- Да это мне уже говорили и не раз. Возможно, я фантастически туп раз не боюсь вас макаронников. Поэтому спрошу тебя ещё раз, и буду спрашивать тебя снова и снова, пока ты мне не ответишь.
Я подошел к нему и, схватив за волосы, повернул его лицо к себе.
- Майкл скажи мне, где Чарли? – спросил я, теряя терпение.
- Я не знаю мать твою кто ты и зачем тебе нужен Чарли. Но запомни сука, тебе легче будет убить меня, чем узнать от меня что-то, я семью не придам никогда.
Сказав это, он плюнул мне в лицо кровью, моё терпение лопнуло, и я со всего размаху ударил его рукояткой пистолета по голове. Он рухнул на пол без чувств, я проверил его пульс, он был ещё жив. Отлично то, что мне и нужно, быстро приведя себя в порядок, я вышел из туалета. Стараясь как можно беззаботно вести себя, я расплатился с барменом и вышел из ресторана. Выйдя на улицу, я первым делом осмотрелся и мне сразу бросился в глаза коричневый «Форд», стаявший дальше по улице и двух агентов сидящих в нем. Я помахал им рукой и, подойдя к «Линкольну» Майкла стал, возится с дверным замком. Вскрыв машину, я залёг между задним сиденьем и передним. Вероятность того что Майкл когда очнется, будет звонить Чарли из ресторана была минимальной. Потому что в мафии слишком много болтунов, которые могут намекнуть, кто знает, где спрятался Чарли. Поэтому мой план был прост до идиотизма, когда Майкл прейдет в себя, он помчится к Чарли, сообщить что я ищу его. И сам того, не подозревая, собственноручно привезет меня к нему. Не знаю, сколько времени я пролежал без движения, но у меня всё так затекло, что я перестал чувствовать своих руки. И как только я собрался пошевелиться, на улице послышались какие-то голоса.
- Я не знаю, как, но найдите мне этого урода! - услышал я голос Майкла.
А затем открылась дверь водителя и он сел в машину. Заведя мотор, он так резко нажал на педаль газа, так что машина слетела с бордюра. От чего я почувствовал удар об асфальт, всеми своими костями. Всю дорогу Майкл тихо матерился себе поднос, а я, чтобы не производить лишнего шума, пытался даже не дышать.

Судя по времени и скорости, а ехали мы минут сорок и очень быстро, мы проехали приличное расстояние. Машина резко остановилась, Майкл заглушил мотор и вышел из неё. Я лежал и прислушивался к звуку удаляющихся шагов Майкла, и как только они совсем стихли, я тоже выбрался из машины. Машина была припаркована, возле парадного входа какой-то дешевой гостиницы. Это был один из злачных районов Чикаго наподобие того, где я купил пистолет. Я перешел на другую сторону улицы и, став в тень дома, стал ждать, сам не зная чего. Прошло двадцать минут, и из гостиницы вышел человек, подошел к машине и сел в неё. Когда он открыл дверь, свет из салона упал на его лицо, и я узнал его. Это был Джим Сталлоне. Дальше я действовал машинально, метнувшись к машине, я резко распахнул дверь. Он удивлёно уставился на меня и в его тупых глазах я прочитал, непонимание происходящего. Я сходу всадил ему, в грудь пару пуль. Пистолет выплюнул пули с характерным тихим звуком, глушитель работал превосходно. Джим Сталлоне так и умер с непонимающим взглядом в глазах. Спихнув его на пассажирское сидение, я занял место водителя. Я не знал, выйдет Чарли один или со свитой если второе, то мне придется быстро сваливать отсюда. Но мне повезло, он вышел один я заметил, как какая-то тень метнулась от гостиницы к машине. Открылась задняя дверь, и на сиденье плюхнулся Чарли. Я заблокировал все двери, и повернулся к нему, держа пистолет так, чтобы он его видел.
- Привет Чарли, вот мы и встретились, - сказал я, глядя ему в глаза.
- Макс, каким образом, как ты здесь очутился? Я не понимаю, я тебя ….
Он хотел сказать, я тебя убил, но от волнения и страха стал заикаться и путать слова.
- Я вернулся за тобой с того света мразь, - с этими словами я, стал наводить на него пистолет.
- Ты не посмеешь меня убить, - самоуверенно заявил Чарли.
- Ты же посмел приказать Джеки убить Сью, а затем ты стрелял в меня. У тебя должна быть веская причина заставить меня не убивать тебя. Она у тебя есть? – тихо спросил я.
- Я нужен тебе, сейчас мои ребята выглянут в окно и увидят, что машина ещё стоит, тогда они спустятся узнать, в чём дело. И угадай, что они с тобой сделают, когда увидят тебя.
Теперь Чарли стал угрожать мне, ну что же ладно.
- Дай, угадаю, разрёжут на куски так, но знаешь, что мне плевать, - и с этими словами я выстрелил ему в ногу.
Чарли издал истерический крик и схватился за ногу.
- Я буду стрелять в тебя, пока у меня не закончатся пули, ясно тебя ублюдок.
- Макс послушай, я не хотел, чтобы так получилось! - сказал он, отползая в дальний угол машины.
- А как ты хотел? Как?! – сорвался я на крик.
- Я хотел просто забрать у тебя деньги и отпустить вас.
- Да, но при этом ты совершено случайно приказал убить Сью и потом стрелял в меня. Или ты уже забыл об этом?
- Послушай, я тут не причём. Это Джеки убила Сью, и поэтому мне пришлось стрелять в тебя. Потому что я знал, если я тебя не убью, ты будешь мстить. Пожалуйста, не убивай меня, - взмолился он.
- Где я смогу найти Джеки? – холодно спросил я.
- Это всё Джеки я не хотел так, - продолжал причитать Чарли, держась за ногу.
- Я спрашиваю тебя, где Джеки? Отвечай мне, - и я снова выстрелил, на этот раз прострелил ему плечо.
- Она в Мексике, живёт в курортном городке Кабо Сент-Лукас, - сказал он воя от боли.
- Где именно в Кабо?
- Я не знаю, она купила там какую-то гостиницу. Пожалуйста, не убивай меня, - простонал он, корчась от боли.
Я был настолько зол в этот момент на Чарли, что потерял бдительность и не услышал, как кто-то подошел к машине. Раздался стук в заднее стекло и в оконном проёме показалась рожа, одной из шестёрок Чарли.
- Эй, босс с вами всё в порядке? – спросил он, приглушенным из-за стекла голосом.
Недолго думая, я тут же влепил ему через стекло, пулю в лоб.
- Не волнуйся Чарли, я ещё вернусь за тобой, - пообещал я и выскочил из машины.
Пригнувшись, я бросился бежать, прячась за припаркованными машинами.
- Вон он, стреляйте в него! - услышал я позади себя.
Послышались выстрелы, и несколько пуль пролетев возле меня, врезались в одну из машин. Направив пистолет в сторону стрелявших, я, не целясь, сделал несколько выстрелов, пытаясь этим выиграть время и успеть добежать до угла дома, целым. Забежав за угол, я, не сбавляя темпа, побежал дальше, постоянно выискивая глазами, где я мог бы спрятаться от погони. Но как, на зло, улица была пустая, не машин, не деревьев, даже мусорных баков на ней не было. Пробежав метров пятнадцать, я услышал позади себя топот ног и голоса, кричавшие мне остановиться. Я снова открыл по ним огонь и кажется, даже ранил одного из них. Но времени убедится в этом, у меня не было. Впереди показался какой-то тёмный переулок, и недолго думая, я сразу забежал в него. Я бежал, постоянно спотыкаясь, среди мусорных баков, картонных коробок и разного другого мусора разбросанного здесь. В очередной раз, когда я обернулся, в проходе переулка показались две фигуры показывающие рукой в мою сторону.
- Он сюда забежал, я видел, пошли, пришьём его, он здесь, - донеслись до меня, их голоса.
И в это момент я налетел на кучу железных труб, которые были тут сложены. Грохот был такой что, по-моему, глухой в соседнем штате услышал бы.
- Я же говорил, что он здесь, пошли быстрее, - снова услышал я их голоса позади себя.
Пробежав ещё немного, я разглядел в стене дверь и рванул её на себя, она, издав страшный скрип, открылась. Оказавшись внутри в полной темноте, я чуть не налетел грудью на перила. Как мне показалось это бы чёрный ход одного из домов, и я аккуратно отсчитывая ступеньки, поднялся на один пролёт верх. Облокотившись спиной о стену, я на ощупь вставил новую обойму в пистолет и, передёрнув затвор, стал ждать. Пользуясь интуицией, я навёл дуло, как мне показалось, на дверь и стал ждать, когда она откроется. Я вздрогнул оттого, что по моей ноге что-то пробежало, возможно, мышь, а может быть и крыса. От этих мыслей меня отвлёкли голоса за дверью.
- Я тебе точно говорю, он сюда забежал, - сказал первый голос.
- А вдруг его там нет, вдруг он где-нибудь здесь, среди баков, мы зайдём внутрь, а он нас там закроет и спокойно уйдёт, - нервно рассуждал второй голос.
- Ладно, оставайся здесь и если он покажется, пристрели его, - предложил первый.
- Нет, я здесь один не останусь. Ты видел, как он босса отделал, да и Джима спокойно завалил. Нет, не хочу я быть на их месте, - не унимался канючить второй.
- Тогда перестань ныть как баба и давай вместе зайдём в эту чёртову дверь, - рявкнул первый.
Дверь резко открылась, и на пороге показались две фигуры с пистолетами. Я видел их в дверном проёме, и не секунды не колеблясь, я, выпустил в них всю обойму. Переступив через трупы, я снова побежал по переулку. Мне оставалось совсем чуть-чуть до выхода из переулка, когда дорогу мне перегородил коричневый «Форд». Из машины вышли два агента, и подошли ко мне. Один был высоким и худым, а другой наоборот низким и толстым. Подходящая парочка, ничего не скажешь. Просто копия Чича и Чонга, подумал я, глядя на них.
- Добрый вечер мистер Кол, трудный у вас выдался вечерок, как я посмотрю, - сказал тощий улыбаясь.
- Передайте Джону, что у меня ещё ничего для него нет, - злобно сказал я.
- Ну, мы здесь не для этого, мы здесь, для того чтобы уберечь вас, от всяких неприятностей, - явно с издёвкой сказал толстый.
- Тогда вы немного опоздали, - сказал я закуривая.
- Ненужно так злится мистер Кол, мы целый день восхищаемся вами, - стал льстить мне тощий, - сначала вы так лихо нас сбросили с хвоста, а теперь в одиночку разобрались с крутой бандой.
- Мы просто смотрели, как действует профессионал вот и всё, - поддакивал толстый.
Эти ребята не внушали мне доверия, я даже не знаю почему, возможно меня раздражала то, как они разговаривают со мной, а возможно что-то ещё.
- Ну, вот что девчонки, на сегодня шоу окончено. И мне пора домой готовиться к следующему, - сказал я, проходя мимо них.
- Мистер Кол давайте мы вас отвезём, - предложил тощий.
- Да, как героя отвезём.
Попытался задеть меня толстый, но я настолько устал, что мне было плевать на всё.
- Обойдусь, - буркнул я и поплёлся по улице.
продолжение следует............
У меня моя подруга в зарегилась в ЖЖ!!!!!

Мой самолёт в Чикаго улетал в семь часов вечера, я забронировал билет по телефону, всё, что мне надо, было у меня с собой, так что домой я не возвращался. До начала посадки у меня было, ещё часов пять, и я решил навести справки, где похоронены, отец и Сью. Наверно это проведение какое-то, но они были похоронены на одном кладбище. Я купил цветы и, побродив немного по кладбищу, нашел могилу отца.

- Ну, вот я и пришел к тебе, а ты боялся, что будет наоборот, - сказал я, кладя цветы на могильную плиту. – Знаешь, я очень сожалею, что стал таким, даже раскаиваюсь. Я не смог сделать так, чтобы ты гордился мной. Но я знаю, что ты любил меня и таким, да и сейчас любишь, я уверен в этом. И я обещаю исправиться, вот сделаю одно дело и заживу нормальной жизнью, может тогда, ты сможешь, гордится мной. И я хочу попросить тебя об одной, услуге присмотри там за Сью, она ничего девчонка, только вспыльчивая немного. А сейчас мне пора, прощай отец.

И я побрёл вдоль надгробий, ища могилу Сью. И опять это провидение, она оказалась недалеко от могилы отца.

- Привет подруга, я пришел просить у тебя прощения. Прости, что так произошло, прости, что я подставил тебя, прости, что я втянул тебя в свою афёру. Прости, что я слишком любил и доверял этой суке и поэтому потерял тебя, прости за всё. Но я клянусь, что отомщу за тебя, я их из-под земли достану, они не будут жить на этом свете.

Когда я покидал кладбище, я чувствовал себя подавленным и разбитым. Я чувствовал, что во мне растёт гнев, ярость и желание отомстить. Но теперь это желание отомстить превратилось в смысл моей жизни.

 

Чикаго – город ветров как пел в своей песни Фрэнк Синатра. И он был чертовски прав, ветра здесь такие, что пробирают до костей, даже пальто не спасает. Я торчу здесь уже две недели, а толку никакого. Взяв напрокат «Кадиллак» я колесил на нём по городу, с целью найти хоть кого-нибудь кто знает Чарли, но всё без толку. Купив чашку кофе чтобы согреться, я шел к своей машине, кутаясь в пальто от ноябрьского ветра. Моя машина стояла напротив здания Ф.Б.Р. я сел в неё и снова начал ждать, когда нужный мне человек выйдет из этого здания. Нужного мне человека звали Джон Клэйтон, и когда-то мы были хорошими друзьями.

 

Мы вместе учились в полицейской академии, но потом наши пути разошлись, я ушел в отдел по борьбе с наркотиками, а он ушел работать в бюро. После этого мы виделись только один раз, тогда, когда меня с треском выгнали из полиции. Все знали, что после того как я отпустил Сью, мной заинтересовалось федеральное бюро. И для того чтобы выяснить действительно ли я выполнял свою работу как агент под прикрытием, прислали Джона. У них были все основания полагать что я, прикрываясь агентом, на государственные деньги покупал и продавал наркотики, а разницу клал себе в карман. Они думали, что я отпустил Сью специально, для того чтобы она увезла мои деньги, а когда шумиха вокруг этого дела утихнет, она мне их вернёт. Но не найдя никаких весомых улик против меня им пришлось просто с позором уволить меня. Возможно, в память о нашей дружбе Джон вёл это расследование сквозь пальцы. Потому что я, действительно используя государственные деньги, покупал и продавал наркотики, а разницу клал себе в карман.

 

Печка в машине работала с трудом, и я грел руки об чашку с горячим кофе. Я мог бы позвонить ему в офис, но я не хотел компрометировать его своим звонком. Потому что все знают, бюро прослушивает своих сотрудников. Наконец я увидел, как он вышел из здания и направился к своей машине. Нажав на газ, я подлетел к нему и, опустив боковое стекло со стороны пассажира, сказал.

- Привет старина, давно не виделись.

Он заглянул в салон, и его лицо вытянулось от удивления, он ещё минуту пристально смотрел на меня, а потом произнёс. 

- Макс это ты, что ты здесь делаешь?

- Садись в машину Джон, мне надо с тобой серьёзно поговорить.

Когда он сел ко мне в машину, я резко рванул с места и одним махом пролетел несколько светофоров.

- Ты знаешь, какое-нибудь уютное место, где мы сможем выпить и спокойно поговорить? – спросил я.

- Да знаю, сейчас сверни направо и через два квартала будет бар «Закат» там и остановись.

Он сказал это так, как будто мы всё это время поддерживали дружеские отношения, меня это немного насторожило.

 

Бар действительно был уютным, с полутёмным освещением он весь был отделан бардовым велюром. Мы заказали выпить и заняли столик в углу бара. Пока мы ждали выпивку, я достал сигареты и закурил.

- Когда мы виделись последний раз ты, кажется, бросил курить, - полушутя сказал он.

- Я снова поднял, - парировал я.

Нам, наконец, принесли выпивку, я заказал виски, а Джон взял коньяк.

– Я не думаю, что ты вдруг вспомнил о старом товарище и решил приехать ко мне просто так. Так что выкладывай, что у тебя стряслось, – сказал он, делая приличный глоток коньяка.   

- Джон мне нужна твоя помощь, мне нужно навести справки на одного человека из синдиката, он недавно приехал сюда из Лос-Анджелеса и возможно занимает ответственный пост в гангстерской иерархии.

Джон выпил одним махом весь коньяк, потом долго вертел бокал, в руках рассматривая его дно, а потом произнёс.

- Я знаю, о ком ты говоришь Макс, тебе нужен Чарли.

Я знал, что Джон сможет мне помочь, но я не думал, что это произойдёт так быстро.

- Как ты понял, что именно он нужен мне? – осведомился я у него.

- Потому что больше из синдиката ты ни с кем не работал, - ответил он.

- Но откуда ты знаешь, что я работал с ним?

- Четыре года назад мне поручили вести одно дело, - начал он, - это касалось наркобизнеса. Нас осведомили, что колумбийский картель договорился с чикагским мафиозным синдикатом о поставке в штаты крупных партий кокаина. Но привести кокс, в штаты не так-то просто и они начали возить его через Мексику. Наркотики сбывали прямо в Лос-Анджелесе, ну ты сам знаешь, актёры, рок-звёзды, в общем, хороший сбыт. А вот нанимать людей и следить за тем, чтобы деньги вовремя попадали боссам в Чикаго, назначили Чарли. Он в то время находился в Лос-Анджелесе, его отправили туда, в наказание за какую-то провинность. И я стал через него пытаться нарыть что-то на его боссов. Мы прослушивали его телефоны, мы следили за его передвижениями по городу, за его встречами вне стен клуба. В общем, он был у нас под колпаком. Сначала у меня ничего не было ни на него, ни на боссов, пока мы не узнали одну любопытную вещь.

- Стоп, - перебил я его, - ты хочешь сказать, что всё это время ты сидел в Лос-Анджелесе и следил за Чарли.

- Почти, вообще-то потом  мы стали, следили за тобой Макс.

В баре было довольно жарко, но от этих слов меня бросило в холодный пот.

- Когда  я узнал, что ты перевозишь для них товар, то понял ты наш шанс посадить чикагских боссов, - продолжал говорить Джон. Мы хотели взять тебя вовремя, передачи товара, а потом заставить дать показание против Чарли. А тот бы в свою очередь, спасая свою шкуру, заложил бы всю верхушку. Один стукач, сказал нам, где будет происходить очередная сделка и мы устроили там засаду. Но тебя там не оказалось. Хуже того, во всех машинах, которые приехали туда, вообще не оказалось наркотиков. После этого ты больше нигде не появлялся и Чарли ты тоже не звонил, да и сам он в скором времени уехал в Чикаго. В конечном итоге нам пришлось, свернуть операцию, и с позором вернутся домой. И вот по прошествию полугода ты появляешься с просьбой, помочь тебе найти Чарли в Чикаго. Макс ты, что рехнулся? Ты уже закоренелый преступник, я должен тебя арестовать, а не помогать.

Я понял, к чему он клонит, ему нужна сделка, по-другому он помогать не будет.

- Хорошо, что я могу для тебя сделать? – спросил я.

- Макс, ты же легавый хоть и бывший подумай, что мне от тебя надо.

- Если ты дашь мне информацию, где я смогу найти Чарли, то я нарою тебе, компромат на всю чикагскую мафию, идёт.

- Идёт, но запомни, если ты решишь меня кинуть, я объявлю тебя в федеральный розыск, и тогда тебе даже наша дружба не поможет.

Я рассчитался за выпивку, и мы встали из-за стола.

- Тебя подвести к твоей машине? - спросил я у него, когда мы вышли на улицу.

- Нет спасибо, я живу здесь недалеко, так что пройдусь пешком.

Он уже собирался уйти, когда спросил меня.

- Макс ответь мне по-дружески, зачем ты ищёшь Чарли?

- По-дружески или мои, слова занесут в протокол? - ехидно спросил я.

- Макс не цепляйся к словам, так он тебя, что кинул на деньги или как?

- Нет, Джон, деньги здесь не, причём это дело личное.

 

На следующий день я должен был приехать к Джону в офис, чтобы он дал мне адреса, где я смогу найти Чарли. И только в офисе я понял, как сильно  влип, обратившись за помощью к Джону. Я не учёл-то, что он теперь стал дотошным агентом и ради удачного закрытия дела он готов на всё.

- Проходи Макс, садись, но я хочу тебя сразу предупредить, наш разговор записывается, - сказал он, как только я зашел в офис.

- Это ещё зачем?

- А затем что ты идешь к Чарли не кофе пить, и я не уверен, что ты сможешь достать на них что-нибудь весомое. Поэтому я запишу наш разговор, и если тебя убьют. А тебя убьют, будь в этом уверен. Потому как ты очень жаждешь найти Чарли, а боссы это не любят. Я имею виду, когда кто-то посторонний ищет их человека без их разрешения. То когда мы найдём твой труп, всё будет законно, и на основе этой записи, мы сможем обвинить их в убийстве человека, понятно. А я в свою очередь могу предположить, что ты ищешь Чарли по двум причинам. Либо ты хочешь получить от него деньги либо ты хочешь его убить. Если это так, то как только ты засветишься у них перед глазами, ты не проживёшь и двадцати четырёх часов. Так что давай, приступим к делу, пока ты ещё жив.

- А у меня есть другой выбор? – спросил я закуривая.

- В общем, нет, да и ещё у меня для тебя подарок, - сказав это, он достал из ящика стола диктофон и протянул его мне.

- Зачем он мне? – спросил я.

- Понимаешь, для полиции ты доставал вещественные доказательства, а для ФБР важны записи разговоров. Когда ты войдёшь в контакт с Чарли, я хочу чтобы ты, заставил его сознаться в торговле наркотиков на территории Калифорнии.

- Да, но тогда эта запись будет работать и против меня тоже.

- А я и не говорил, что для тебя будет всё так просто, Макс, - он сказал это с намёком на то, что меня тоже ожидает тюрьма.

Я смотрел, как он роется в каких-то бумагах, клацает на компьютере, и понял, что он учёл все варианты и сможет выиграть в каждом из них. Если у меня получится замочить Чарли и уйти от мафии живым, то мне понадобиться ещё один план. План, как обхитрить федералов, при этом не сесть в тюрьму, а тихо свалить из страны.

- Вот план передвижения Чарли по Чикаго, - сказал Джон, разворачивая экран монитора в мою сторону. Здесь отмечены бары, рестораны и другие увеселительные заведения, где ты сможешь его найти.

- А как на счёт его дома, где он живёт? – поинтересовался я.

- Тебе туда лучше не соваться.

- Это моя забота, соваться мне туда или нет, - сказал я довольно грубо, - и в отличие, от тебя я рискую своей головой, так что я хочу знать всё, понятно.

- Ладно, как скажешь Макс, тогда слушай, - сказав это, он, перешел на более дружеский тон. Синдикат занимает гостиницу в центре города под названием «Корона», первые три этажа они отвели для простых людей, а всё остальное под себя. У них даже обслуживающий персонал гангстеры. А Чарли занимает один из номеров класса люкс, так что тебе туда не попасть.

- Если очень захотеть можно и в форт Нокс попасть.

- Ну, смотри, ты у нас специалист по общению с мафией.

Я понял его намёк на то, что я был на короткой ноге с крупным гангстером. Зато работа на мафию научила меня быть хитрым и изворотливым, так что не расслабляйся Джон, подумал я про себя. В этот момент в офисе раздался телефонный звонок. Джон поговорил с кем-то и ничего мне, не говоря, вышел из кабинета. Вернулся он через пятнадцать минут в довольно озадаченном состоянии.

- Планы изменились Макс.

- Что значить изменились? - насторожился я.

- А то, что Чарли ты будешь искать сам, - сказал он, садясь в кресло, - он ушел от нас.

- А где же хвалёная хватка ФБР? – спросил я улыбаясь.

- Макс не надо сарказма, у них там что-то произошло, Чарли отправил половину своих людей в Мексику, а сам залёг на дно, слушай, он часом не тебя ждёт?

- Возможно и меня, - не определённо ответил я.

Так значит, мой план, что я, уехал в Мексику сработал, не так гладко, но всё же сработал, подумал я, закуривая новую сигарету.

- Ладно, есть у тебя какая-нибудь информация о людях, что работают с Чарли или на него? – спросил я.

- А ты всё ещё думаешь как легавый Макс, похвально, - он явно был доволен, что я спросил об этом.

- Не только ты заинтересован найти Чарли – напомнил я ему.

- Тогда запоминай, второй раз я это повторять не буду, это Майкл Витали правая рука Чарли. Он ездит на разборки, выбивает деньги из должников, в общем, делает всю чёрную работу.

И он протянул мне фотографию, на которой был изображён мужчина лет тридцати с зачесанными назад волосами, грубыми чертами лица и проницательным взглядом.

- Он хоть не исчез из города? – спросил я, возвращая фотографию.

- Нет, я только что спрашивал, он работает, как часы, за ним следят.

- Где его можно найти?

- В итальянском квартале есть ресторан, называется «Траттория» он там постоянно ошивается.

- Ещё какая-нибудь информация есть?

- Конечно, я же работаю в ФБР Макс, - гордо произнёс он, - это Джим Сталлоне личный водитель и телохранитель Чарли, но мы незнаем, где он возможно с Чарли.

Джон протянул мне ещё одну фотографию, на ней был изображен огромный парень с такоё же причёской как у Майкла, но с тупым выражением лица.

- А что на Чарли больше никто не работает? – удивлёно спросил я, намекая на скудность информации.

- Остальные шестёрки, одни сидят с ним и охраняют его, а другие не знают где он.

- Это всё что у тебя есть?

- Да всё.

- Тогда до встречи друг, - сказал я вставая.

- Диктофон не забудь, он тебе пригодиться, - напомнил он, когда я уже стоял в дверях.

 

продолжение следует......
                                                                               Оловянный солдатик продолжение

                                                     Часть 2

                                                      Месть.

Я попытался приоткрыть глаза, но передними всё поплыло, и я снова их закрыл. Сознание не хотело, возвращалось ко мне полностью, поэтому я снова отключился. Не знаю, сколько я пролежал, без сознания, но очнувшись,

я почувствовал себя намного лучше. Лёжа с закрытыми глазами, я пытался понять, насколько я цел. Сначала я попытался пошевелить пальцами рук, а за тем и пальцами ног, вроде всё на месте. Я снова открыл глаза, минут пять перед ними была белая пелена. Туман перед глазами стал рассеиваться и я понял, что смотрю в потолок. Значит, я всё же жив, мелькнуло у меня в голове, ура! Я с трудом повернул голову, слева от меня было окно, за которым я разглядел дерево в вечерних сумерках. Окно не зарешечено, значит, я не в тюрьме, тогда судя по запаху, это больница, стал размышлять я. И в подтверждении своей догадки я увидел справа от себя ещё одну кровать, на которой лежал человек, и к нему была подключена установка искусственной вентиляции легких. Я попытался сесть, но у меня закружилась голова и к горлу подкатилась тошнота. Так что я снова потерял сознание. Когда я вновь пришел в себя, за окном уже рассвело, а мой сосед по палате всё также лежал, дыша через трубку. Я опять попытался сесть на кровати, и у меня это получилось с первой попытки, заодно я сорвал с себя какой-то датчик. Сидя на кровати, я стал себя рассматривать, ища какие-нибудь увечья, как выяснилось ещё вчера руки и ноги у меня целы, и на месте. Зато на груди у меня красовался огромный шрам от пулевого ранения. От поиска ещё, каких-нибудь изъянов на моём теле, меня отвлёк звук открываемой двери, это была медсестра.

- Добрый день, - поздоровался я, - надеюсь, завтрак я не проспал?

Она смотрела на меня как на ожившего мертвеца, так и застыв в дверях. Мне это надоело, и чтобы разрядить обстановку я снова обратился к ней.        

- Скажите, какое сегодня число? А то я тут у вас завалялся.

Нулевой результат, она всё также ошарашено смотрела на меня.

- Вы что глухонемая, - выпалил я, - мне плохо я умираю, сделайте что-нибудь.

- Я сейчас позову врача, - сказала она испугано и выбежала в коридор.

Ну, врач хоть посообразительней будет, подумал я и посмотрел в окно.

Только сейчас я заметил что дерево, которое увидел вчера, стоит полностью голое. Значит на улице уже осень, боже, это сколько же я здесь лежал, ужаснулся я.

- Ну и как вы себя чувствуете?

Я обернулся и увидел врача стоящего в дверях.

- В общем, ничего док, а когда я смогу выписаться?

- О, это будет нескоро, - сказал он, проверяя мой пульс.

Затем пришла очередь проверить мои рефлексы, после чего он удивлено добавил.

- Но для человека, который восемь месяцев провёл в коме, вы выглядите очень хорошо.

- Сколько вы сказали док, я провёл в коме, - теперь была моя очередь удивляться.

- Восемь месяцев, да нам пришлось здорово над вами поработать. Ранение в корпус это ерунда, но вот черепно-мозговое ранение, вы были на волосок от смерти.

Сказав это, он стал светить фонариком мне в глаза, следя за зрачками.

- Вы хотите сказать, что мне попали в голову?!

- В голову, да вам полчерепа снесло, теперь там металлическая пластина, но мозг особо не задели и рефлексы все в норме.

Он отошел от кровати и стал наполнять шприц какой-то жидкостью.

- Вам нужно больше отдыхать, я сделаю вам укол снотворного, а потом позвоню в полицию.

- Не надо звонить в полицию док, никто слышите, никто недолжен, знать, что я жив понятно, - встрепенулся я, и было с чего.

- Успокойтесь, вам ничего не угрожает, а полиция вам только поможет, заодно установим вашу личность, - сказал он, подходя ко мне со шприцом в руке, - и следуя инструкции, я обязан, сообщить в полицию, в вас стреляли, а это уголовное дело.   

Знал бы ты, как она мне поможет, лет на двадцать пять поможет. Судя по всему, в больнице не знают моего настоящего имени, а полиции не составит труда узнать его, по отпечаткам пальцев. А значит, они узнают, мои предыдущие грешки и мне придется отсидеть за них. Но не это самое страшное, если Чарли узнает, что я ещё жив, он сделает всё возможное, чтобы я оказался нейтрализован, а я второй раз умирать не хочу. По моим подсчетам он должен сейчас быть крутым гангстером и значит, значит, у него должны быть связи повсюду, даже в полиции. И просочись туда моё имя, а так же моё место нахождения и на следующее утро я проснусь мёртвым. Потому что я знаю, что Чарли украл деньги мафии от продажи наркотиков и ими же заплатил им штраф. И если я хочу отомстить Чарли за предательство и смерть Сью, то мне лучше оставаться инкогнито. Для этого я сделал следующие, подпустил доктора поближе и со всей силы двинул его в челюсть. Я был слаб, но для моего коронного удара много силы и не надо. Он пошатнулся и упал, я встал с кровати, ноги были ватные и подкашивались, но я мог идти.

- Извини док, но мне будет легче, если о моём существование никто не будет знать.

Я уложил его на кровать и позаимствовал его одежду. На прощание, сделал укол снотворного предназначенного для меня. Его одежда была мне велика и весела на мне мешком. Но мне было плевать, как я выгляжу, я просто хотел поскорее убраться отсюда. Мои ноги меня ещё плохо слушались, поэтому я шел, держась за стену. Выйдя на улицу, и сориентировавшись, я сразу понял, где нахожусь. За тем я обыскал одежду и обнаружил в кармане пиджака бумажник, а в нём сто долларов мелочью. И первое что я намеревался, сделал, это купить сигарет. Идя вдоль витрин магазинов, я обратил внимание на своё отражение. На меня смотрел человек с худым лицом и впалыми глазами. Волосы у меня стали длинными и местами, поседевшими, а завершала картину густая борода. Это был не я, на меня смотрел какой-то бродяга. Сидя на лавочке, я курил третью сигарету и пытался сообразить, что делать дальше. У меня нет денег, нет работы и нет друзей, есть только желание отомстить. Но чтобы удовлетворить это желание, мне нужны деньги, оружие и план. Но сначала мне нужно найти место, где я смогу привести себя в порядок и придумать где достать всё, что мне нужно. Я бросил окурок и пошел к дороге, чтобы поймать такси. Потому что вспомнил, у меня есть место, где я могу спрятаться.

 

Осеннее небо затянуло тучами, от этого океан приобрёл свинцовый цвет. Я спускался с холма к домику отца, и у меня были смешанные чувства. В последний раз, когда я уходил отсюда, то думал, что больше никогда не увижу этих мест. Тогда у меня было всё, тогда я был почти счастлив. Открыв дверь, она как всегда была не заперта, я зашел внутрь.

- Отец, - позвал я, - ты дома?

Мне никто не ответил, я осмотрел весь дом, отца нигде не было. Странно сейчас не время для серфинга, мелькнуло у меня в голове, возможно, он отправился за покупками. Но что-то насторожило меня в обстановке дома, ощущение было такое, как будто здесь давно никто нежил. Пока отца нет, я решил принять душ, а заодно сбрить эту дурацкую бороду. После душа я почувствовал себя намного лучше. Переодевшись в старую, но чистую одежду, которую нашел в шкафу, я грелся возле камина. А отца по-прежнему не было. Я налил себе полстакана виски и вышел на крыльцо. Ветер приятно щекотал моё свежевыбритое лицо. Потягивая виски и глядя на океан, я думал, где достать деньги, а заодно узнать точное месторасположение Чарли. Я  знал, что он давно в Чикаго, но где именно это был для меня секрет. Возможно, стоит наведаться в клуб «Три Короля» там-то я точно что-то узнаю. От этих мыслей меня отвлёк человек, идущий поберегу с собакой на поводке. Я узнал его это, был Гари Адамс, друг отца они вместе катались на сёрфинге.

- Добрый вечер мистер Адамс, вы не знаете где мой отец?

Он смотрел на меня, так как будто увидел привидение, через минуту он спросил дрожавшим от волнения голосом.

- Макс это ты, ты жив, но нам сказали….

Он не успел договорить, как я перебил его.

- Да я жив, цел и невредим, мистер Адамс, где мой отец?

- Как так ты не знаешь?

- Что, что я не знаю?

- К нему приходили полицейские и сказали, что тебя убили, Макс.

- Что было дальше, где он сейчас?

- Потом он взял серфинг и пошел кататься, понимаешь, волны тогда были очень высокие и….

- Что с ним?! – не выдержав, крикнул я.

- Он утонул Макс, мне очень жаль, - сказал он тихим голосом.

Я не знал, что сказать, я снова почувствовал эту боль, боль утраты. Поэтому я просто зашел в дом, взял бутылку виски, второй стакан и вышел к мистеру Адамсу.

 

Прошло несколько дней, за это время я привёл себя в хорошую форму и наметил план мести. И в один прекрасный вечер я решил начать приводить его в исполнение. Одев, чёрный костюм чёрную рубашку и чёрный плащ, всё это я обнаружил  в шкафу, там же я нашел свой обрез, и патроны к нему. В таком виде я отправился в город. Мне нужно узнать в какой части Чикаго живет Чарли, а заодно послушать слухи, ходящие о моём убийстве. Для этого я стал заходить в самые злачные места в городе с надеждой, встретить старых знакомых. И в одном из баров я встретил Червя. Это был мелкий жулик, сутенёр и дилер, но этот слизняк всегда мне нравился.

- Привет Червь, как дела? – спросил я, подходя к нему.

- Макс, ты жив! – воскликнул он, и его наглая физиономия растянулась в улыбке, - а говорили, что ты накрылся ландышем.

- Всё так, но я восстал из ада, - сказал я, закуривая, - слушай Червь окажи мне услугу по старой дружбе.

- Да Макс, конечно, что за услуга?

- Мне нужен, новый паспорт, на новое имя хорошего качества, в короткие сроки, сделаешь?

- Нет ничего проще Макс, но знаешь, цены поднялись а, судя по твоему виду, с наличными у тебя напряг.

- Не волнуйся, я заплачу, ты мне вот что скажи, кто сейчас контролирует поставку товара из Мексики?

- Как и раньше синдикат, а что ты хочешь, вернутся в игру?

- Ты хочешь сказать, что Чарли в городе? – спросил я, проигнорировав его вопрос.

- Нет, его здесь нет, он был в городе ещё два месяца после твоего таинственного исчезновения, - и Червь сделал акцент на последней фразе, - а потом уехал в Чикаго, наладил всё и уехал.

- Что именно он наладил?

- Ну, перевозку товара через границу, теперь его возят какие-то шестёрки из мафии, причём возят за копейки.

Я понял кто эти шестёрки, это те тупые головорезы, с которыми я в последний раз ездил в Мексику. И если бы я тогда не попытался кинуть мафию, то меня и Сью по любому бы убили, как я и предполагал. А Чарли придумал бы другой способ как обхитрить этих горилл и присвоить деньги, чтобы заплатить ими штраф.

- Что говорят о моём убийстве, в него вообще поверили? – поинтересовался я.

- О да ещё как поверили и я в том числе, но как видно напрасно, - сказал Червь хохотнув. - Полиция перерыла весь клуб «Три Короля» и опросила всех, с кем ты был в дружеских отношениях или в контрах, чтобы узнать, кто тебя замочил, даже меня вызывали. Так что все гангстеры Лос-Анджелеса узнали, что ты мёртв.

- И как далеко они продвинулись в этом деле?

- Как всегда, пошумели пару месяцев и, не узнав ничего дельного, затихли.

- А как Чарли объяснил моё убийство синдикату?

- Он сказал, что ты убийца Ники Санторо, у него даже был какой-то свидетель, я не знаю его имени, но говорят он из шайки Ники. А это правда, Макс ты действительно завалил Ники?

- Да, но это была самооборона, а что ты знаешь о девушке, что была в те дни с Чарли?

- Макс, тебе, наверное, голову повредили, никто, никогда не видел Чарли с девушкой.

- Ты не знаешь, кто сейчас управляет клубом?

- Знаю жирный Джордж, но эта сволочь доставляет всем столько неприятностей, что его в скором времени уберут.

- Ладно, Червь будь здоров, не кашляй, - сказал я, протягивая ему руку.

- Макс, ты точно не хочешь, вернутся в бизнес? - спросил он, пожимая мне руку.

- Нет, не хочу, я достаточно нахлебался этого дерьма, чтобы начинать всё с начала.

- Жаль, ты был, лучим в этом деле, не забывай об этом Макс.

Идя по улице, я курил и прокручивал в голове весь разговор с Червём и размышлял над ним. Значит, они всё же пользуются моей дорогой и зарабатывают на ней большие деньги, а перевозчикам платят копейки. Чарли в свою очередь сидит в Чикаго и снимает с этого дела сливки. Хорошо устроился гад. Ничего, ему недолго осталось насаждаться жизнью, потому как я напал на его след и вскоре найду его. Даже если мне придется перевернуть весь Чикаго верх дном. Но сначала мне нужно разжиться деньгами и я, кажется, знаю, где их взять.

 

Ночной клуб «Три Короля» как всегда в это время суток сверкал неонами. Заплатив на входе десять баксов, меня впустили внутрь. Зайдя в главный зал, я не увидел не одного знакомого лица. Значит Чарли забрал всех с собой в Чикаго, а Джордж поставил новых. Это даже хорошо, никто не узнает меня здесь, подумал я. Я не стал задерживаться внизу и поспешил подняться наверх, где располагались офисы. Поднимаясь по ступенькам, я испытывал дискомфорт, так как меня больно бил по рёбрам обрез, который я засунул за ремень. Войдя в бывший кабинет Чарли, я увидел такую картину. На коленях у Джорджа расположилась шлюха, и они вместе нюхали длинные, белые, дорожки из кокаина.

- Вечеринка закончена детки, пора по домам, - сказал я, закрывая за собой дверь.

- Ты кто такой мать твою, что тебе здесь надо?! – взревел Джордж.

Он меня не узнал, хотя мы виделись два или три раза.

- Мне нужен адрес Чарли в Чикаго, Джордж.

- А не пошел бы ты на хер ублюдок, - процедил сквозь зубы Джордж.

Он потянулся к телефону, но я опередил его, выдрав шнур из розетки.

- Джорджик, я к тебе попозже забегу, - сказала шлюха, выскальзывая за дверь.

- Слушай парень, стоит мне крикнуть, и мои ребята тебя разорвут, ты даже пикнуть не успеешь, - стал грозить Джордж.

- Ты можешь орать, сколько тебе влезет, этот кабинет звуконепроницаем, - сказал я.

Я прохаживался по кабинету, ища знакомые мне вещи, но кроме клюшки для гольфа, которую я взял в руки, больше ничего не нашел.

- Слушай Джордж не надо усложнять себе жизнь, просто скажи, где Чарли и я оставлю тебя в покое.

- Но я не знаю, где Чарли живёт в Чикаго и тебе не запугать меня, - с этими словами Джордж сел в кресле как босс.

- Нет, Джордж, ты знаешь, где он живёт, и ты дашь мне его адрес, - сказал я, со злой ухмылкой на лице.

- Ты что тупой я не знаю где Чарли! - стал орать Джордж.

- Не вешай мне лапшу на уши, - c этими словами я ткнул его клюшкой в живот.

Он скрючился в кресле, держась за живот, и что-то бубнил себе поднос.

- Ты покойник, я тебя из-под земли достану, сука, - простонал он.

Я замахнулся и со всей силы ударил его по спине, Джордж, взвыл не своим голосом.  

- Ну что вспомнил или тебе ещё врезать, для восстановления памяти, - и я опять замахнулся. 

- Нет не надо, я, правда, не знаю, где он живёт, пожалуйста, не бей меня больше, - взмолился он.

- Как ты связываешься с ним? – рявкнул я.

- Он сам мне звонит, когда захочет, я не знаю его номера телефона, - сказал он, морщась от боли.

- Хорошо, а кто у тебя забирает деньги?

- Какие ещё деньги?

- У тебя опять разыгралась амнезия, так я тебя сейчас вылечу, - я снова ударил его, но теперь дважды.

- Вини, их забирает Вини, его Чарли присылает за ними, - Джордж скулил под столом как побитая шлюха.

- Когда он должен забрать их в следующий раз?

- Послезавтра он будет в Лос-Анджелесе и заберёт деньги.

- Так деньги у тебя,  что же ты молчал, Чарли как раз должен мнекое-что.

- Но я не могу дать их тебе.

- Это почему же ты не можешь дать их мне?

- Вини убьёт меня за это.

- А ты не подумал, что я могу убить тебя раньше Вини, так что давай сюда деньги или я забью тебя до смерти.

Джордж, с трудом встал и направился к сейфу, минут пять, он ковырялся с ним, пытаясь его открыть. Открыв сейф, он резко обернулся и в руке у него блеснул пистолет. Но моя реакция была быстрее, я выстрелил первым. Звук от обреза, из которого выстрелили, в замкнутом пространстве, был подобен грому. Я стрелял из двух стволов сразу и попал Джорджу в грудь. Подойдя поближе, я увидел, что мой выстрел прошел на вылет, разворотив ему грудную клетку. Вся стена была заляпана кровью, поэтому я старался не испачкаться, когда доставал деньги из сейфа. Там было около семидесяти, восьмидесяти тысяч, наверно дела у них идут не очень хорошо, подумал я. Чтобы не оставлять отпечатков пальцев для полиции, я вытер всё к чему прикасался. Выходя из клуба, я подумал о той шлюхе, что была с Джорджем, когда я вошел. Она ведь могла запомнить меня, и если её начнут допрашивать, то она сможет описать мою внешность полиции. Но, зная, что шлюхи, народ пугливый, то скорей всего она скажет им, что знать не знает никакого Джорджа и об убийстве слышит в первый раз. Закурив и немного успокоившись, я остановил такси за два квартала от клуба и отправился домой.

 

Через два дня я позвонил Червю и договорился с ним о встрече на городском пляже. В это время года там безлюдно и мы сможем спокойно совершить сделку. Я увидел Червя, как только вышел на пляж, он стоял и нервно озирался по сторонам.

- Ну что принёс? – спросил я, подходя к нему.

- Макс ты, что ополоумел, ты зачем его замочил? Теперь все бандиты города тебя ищут.

- Ладно, не трясись, это моё дело, - осадил я его, - принёс паспорт?

- Да вот, - и он протяну мне паспорт, - с тебя пять кусков, если кто-то узнает, что я помогаю тебе, меня кастрируют.

Я взял паспорт, он был на имя Чарльза Брауна, и он был идеального качества. Вынув из кармана пачку банкнот, я протянул их ему.

- Здесь десять тысяч, пять за паспорт и ещё пять, за то, что ты оповестишь мафию о том, что я жив и еду в Мексику, понятно.

- Чего тут непонятного за лишних пять штук я сделаю, всё что угодно, но я могу поспорить, что ты едешь не в Мексику Макс, - и на его физиономии опять появилась хитрая улыбка.

- А вот это уже не твоё собачье, дело, куда я еду, - злобно ответил я.

- Эй, остынь, я просто пошутил, - сказал он, поднимая руки в мирном жесте.

- Мне сейчас не до шуток Червь, ну всё увидимся, когда увидимся, береги себя.

- Да и тебе тоже удачи Макс. Осторожней в городе, шестёрки прочёсывают все места, где ты можешь, появится, - сказал он, считая деньги.

Я развернулся и пошел к выходу с пляжа. Через пару дней Червь растрезвонит всем, что я свалил в Мексику, и кто-то точно оповестит Чарли об этом. И тогда он пошлет большую часть своих людей на мои поиски, вот тогда я, и заявлюсь, к нему в Чикаго, когда он меньше всего будет этого ждать. Вот такого плана я придерживался пару часов назад. Но Червь предупредил меня, что тут стало неспокойно и, наверное, сейчас для меня лучше всего, это слинять отсюда. Ну что же, в этом городе мне делать больше нечего, можно и отчалить, подумал я, останавливая такси.

 



Оловянный солдатик продолжение

Наступил день поездки, я выбрал для них хорошие машины, но за шесть часов мы не проехали и половины пути. Мы ползли по дороге как черепахи, эти ублюдки, толком не умели водить, да и отливать они останавливались каждые пять минут, сказывалась вчерашняя попойка. Я предупреждал их не пить перед поездкой, но меня никто не послушал. Кто я для них, всего-навсего грязный ирлашка, будь я чистокровным итальянцем, мне бы пятки лизали. Мы доехали до места назначения за двенадцать часов, когда мне всегда требовалось семь. Времени в запасе у нас не осталось, мы приехали впритык, поэтому, мысли о том, чтобы поспать я похоронил. Наши машины загнали в ангар и стали подготавливать для погрузки товара. Мы же стояли снаружи в полной темноте на импровизированном аэродроме в ожидании самолёта. Аэродром находился в центре пустыни недалеко от той заброшенной деревушке, где я обычно любил напиваться в ожидании Сью. Но сегодня я делал всю работу и при этом страшно нервничал. Наверно так всегда и происходит, когда делаешь что-то в последний раз. С минуты на минуту должен прилететь самолёт, я посмотрел на часы, уже четыре часа утра. Через час будет светло, мелькнуло у меня в голове. Да же если самолет прилетел бы раньше нас, они никак не успели бы упаковать четыре машины до рассвета. А ведь самолёт ещё не прилетел. Просто если нас накроют рейнджеры, то ночью было бы легче уйти от них, а днём придётся, с ними повозиться. Над скалами начало светать и в этом предрассветном зареве, я увидел самолёт. Это был маленький двух моторный самолет, идущий на посадку. Он сел рядом с ангаром и к нему тут же кинулись люди разгружать его. Это будут напряжённые часы, подумал я и проверил, заряжен ли мой пистолет. Уже совсем рассвело и стало припекать, я выкурил пачку сигарет и стал распечатывать новую, вредная привычка снова одолела меня. Я ни с кем не разговаривал, просто ждал, когда будут готовы машины, чтобы скорей свалить отсюда. Эти тупоголовые гангстеры играли в покер на бочке из-под масла «Шел» и ни о чём не беспокоились. Ко мне подошел мексиканец и начал что-то быстро говорить на-испанском. Всё что я понял, это то, что слишком много машин и товара на всех не хватит. Возможно, я ошибался в переводе. О Сью, где же ты когда ты так нужна, со своим совершенным испанским. Кое-как я начал объяснять, что моя машина должна быть полной.

- Моя, не понимать вас, сеньор, - виновато сказал мексиканец.

Эта машина, - сказал я, указывая на свою колымагу, - должна быть полностью заполнена кокаином. Понятно?

- Си синьор, - кивнул он.

- Остальные, - я указал на другие машины, - неважно как будут заполнены, на половину или на четверть, это неважно.

Тогда он мне ответил, что всё готово, и мы можем ехать. Я был в шоке и переспросил его, и он мне ответил на ломаном английском.

- Сеньор хотеть, что бы его машина быть полной, остальные неважно, так?

- Да так.

- Тогда всё готово и вы можете уезжать сеньор.

Бред какой-то, чтобы загрузить четыре машины им потребовалось столько же времени, сколько они тратят на одну. Я хотел побыстрей убраться отсюда, поэтому не стал вникать в эту головоломку. Подняв своих шестёрок, мы рассели по машинам.

 

Мы неслись на бешеной скорости по просёлочной дороге подальше от аэродрома. Мой «Форд таурус» проглатывал все неровности дороги, поэтому я ехал даже с комфортом. Без проблем, проскочив границу, мы направили свои машины в сторону шоссе. Только выехав на асфальтированную дорогу, я расслабился, насколько это было возможно, и включил музыку, на этот раз у меня играла группа «Дорс». Проехав ещё несколько километров, мы остановились, на заправке, там же была закусочная, где мы и решили перекусить. Ели мы, молча, во-первых, разговаривать с ними, было не о чём, во-вторых, я просто устал. Заказав вторую чашку кофе и закурив сигарету, я понял, что сейчас самое время свалить от них.

- Дальше я поеду в конце колоны,- сказал я, делая приличный глоток кофе.

- Это почему? – возмутился Тони, - мы так недоговаривались.

- Это потому, что у меня товара больше, чем у вас всех, вместе взятых, - сказал я, затягиваясь сигаретой, - и я не хочу, чтобы полиция остановила, первым меня.

- Мы тоже везём товар, - не унимался Тони, - мы тоже не хотим рисковать.

Так нужно отделаться от этих обормотов сейчас, иначе потом в Лос-Анджелесе мне будет труднее это сделать. И я решил сыграть на их самолюбии.

- Вы должны послушаться меня по двум причинам, - сказал я, закуривая новую сигарету, - во-первых, в моей машине кокса на два миллиона, ваших намного меньше. И как вы думаете, что сделают с вами боссы, если вы потеряете мою машину?

Все тупо на меня смотрели и молчали, а я продолжал свою речь.

- И в отличие, от меня, безродного ирлашки, вас вытащат из тюрьмы максимум через неделю, и боссы потеряют от силы полмиллиона, зато основная часть груза будет доставлена. Правильно?

Мои доводы произвели на них хорошее впечатление, и они согласились пустить меня в конец колоны.

 

Я ехал за ними, постепенно отставая, курил и думал, какие они всё же олухи. На их месте, я бы глаз не сводил с парня, которого толком не знаешь и у которого в машине кокса на два миллиона. Теперь мне осталось свернуть на следующей развилке и заехать в город с другой стороны. Такие мысли были у меня, когда я заезжал на горку, но когда я с неё спускался, мысли у меня были уже другие. То, что открылось мне с неё, повергло меня в состояние шока. Три мои головореза, от которых я думал уже избавился, расстреливали в упор двух патрульных полицейских. Нажав на газ, я слетел с горки и затормозил возле них, у некоторых в руках ещё дымились пистолеты.

- Вашу мать, что вы наделали?! – закричал я, выскочив из машины.

- А что нам оставалось делать, они остановили нас и стали обыскивать, - стал оправдываться Бруно.

- Это мудила ты скажешь в суде! - я не находил себе места, - и что теперь делать?

- Ты у нас главный, придумай что-нибудь, - сказал Тони.

Я посмотрел на него испепеляющим взглядом, и он тупо уставился в пол. Надо же, такому случится, они пришили двух копов посередине дороги, когда до развилки мне оставались считанные километры. Они не могли их убить, когда я поеду в противоположном направлении от них. Так, нужно собраться и что-то быстро придумать. Я посмотрел сначала налево, потом направо и не увидел не одной машины. Потом я вспомнил, что тоже никого не обгонял, и позади меня машин тоже не было. Значить есть шанс, что в течение получаса эти трупы никто не обнаружит.

- Вас кто-то видел? – спросил я.

- Нет, никто не видел, мы были одни, - ответил Тони.

- Хорошо, значит, делаем вот что, разъезжаемся в разных направлениях. Как  только въезжаете в город звоните, Чарли и узнаёте место, где скинуть товар. Там, и встречаемся, - я пытался объяснить им всё доходчиво и с первого раза, - всем всё понятно?

Все дружно закивали головами. Ну, вылитые бараны, мелькнуло у меня в голове.

- Тогда по машинам и погнали, - скомандовал я.

 

Только когда я въехал в пригород Лос-Анджелеса, понял, насколько удачно для меня сложилось убийство этих полицейских. Во-первых, я оторвался от гангстеров, во-вторых, когда меня не окажется на месте передачи товара, то все решат что меня, замела полиция. И пройдёт несколько дней, прежде чем они поймут, что их кинули. А я в это время буду потягивать коктейль, где-нибудь на островах, и наслаждаться жизнью. Предавшись мечтам, я чуть не проехал телефонную будку.

- Сью, я в городе, где Фред назначил встречу?

- На старом месте в доке и Макс будь осторожен, мы волнуемся за тебя.

- Ладно, буду, и вы тоже собирайтесь, через полтора часа встречаемся в условленном месте.

Усталость накатилась на меня, как только я повесил трубку, сказывались два бессонных дня. Но нет времени отдыхать у меня ещё масса дел этой ночью.

 

Приехав к докам в полпервого-ночи, я остановил машину и осмотрелся. Из-за плотного тумана вокруг ничего не было видно. Но увидев вдалеке свет фар и смутные очертания людей, я понял, что мне туда. Подъехав, я вышел из машины и тут же увидел довольную физиономию Фреда.

- Макс ты как всегда вовремя, ты лучший мой деловой партнёр, - сказал Фред с улыбкой.

Он подошел ко мне и обнял, как будто мы старые, добрые, друзья.

- Стараюсь на благо общества, - сострил я.

- Да ты просто молодец, делаешь нас богаче, и каждый раз всё больше и больше.

Он улыбался так, что я видел все его тридцать два зуба, но у меня не было времени на любезности.

- Слушай Фред, у меня нет времени, давай проверь товар, и я сваливаю.

- Да, конечно, как скажешь Макс. Эй вы олухи, быстро за работу! - стал гонять своих нигеров Фред.

За полчаса они вскрыли машину и проверили товар, Фред утвердительно кивнул, и мне передали сумку с деньгами. Быстро проверив деньги, с ними было всё в порядке, я пожал Фреду руку.   

- Слушай Макс, - начал говорить Фред, тихим, доверительным тоном, - моя группировка расширяется, ко мне приходит всё больше и больше людей. И каждый из них хочет вкусно есть, ездить на шикарных тачках, иметь лучших тёлок. Но они не могут себе этого позволить. Так как зарабатывают они мало, соответственно вместе с ними, и я зарабатываю мало.

- К чему ты клонишь Фред, - грозно спросил я, - если ты хочешь чтобы я скинул цену. То даже не мечтай об этом.

- Макс как ты мог такое сказать, я всего лишь хотел спросить. Могу ли я рассчитывать на ещё одну партию товара? Если да, то я хотел бы взять в два раза больше.

- Извини Фред, но это была моя последняя поездка, я выхожу из бизнеса.

- Очень жаль, с тобой приятно было иметь дело, но чтобы ты там не задумал, я желаю тебе удачи.

- Спасибо, она мне пригодится, - сказал я, направляясь пешком к выходу из доков.

 

Приехав к отцу на такси, я шел по песку к его дому. Света в нём не было, значит, он спит, так оно и лучше решил я. Тихо приоткрыв дверь, она как всегда была не заперта, я зашел внутрь. С прошлого моего визита здесь ничего не изменилось, только добавилось несколько пивных банок на кофейном столике. Не включая свет и как можно тише, я прошел к чулану.  В чулане, перекладывая деньги из тайника в сумку, я провозился минут сорок. Я сложил свои два миллиона с гаком и отдельно два миллиона с таким же гаком, как и у меня для Сью. Мы всегда делили всё поровну, и сейчас я поделил все деньги поровну, пусть она не в чем себе не отказывает. Выйдя из чулана, я остановился посередине комнаты, смыслю разбудить отца и попрощаться. Но потом решил, что не стоит этого делать, отец поймёт меня, он всегда понимал меня, хотя и не подавал вида. Я поднимался верх по холму, и молнии освещали мне путь, скоро пойдёт дождь. На холме, меня ждал мой «Шевроле», который я оставил здесь перед отъездом. Я гнал на всех парах по улицам Лос-Анджелеса, проскакивая перекрестки. Начал накрапывать дождь и мне пришлось включить дворники. Мы договорились, встретится на стоянке торгового центра «Дель-Амо». И дальше всем вмести поехать в Сан-Диего и оттуда уже, улететь куда-нибудь, где нас не найдут. В начале четвёртого ночи я подъехал к торговому центру, на стоянке стояло три машины, и возле одной из них я заметил Джеки. Она стояла одна и испугано смотрела, как я подъезжаю к ней.

- Мы сделали это! – воскликнул я, выходя из машины, - а где Сью?

- Она в машине, греется, - спокойно ответила Джеки.

- Сью, детка, выходи, всё получилось, у нас куча денег, - позвал я её.

Видя, что из машины никто не выходит, я стал подходить к ней. Если она уснула, то должна была, проснутся, как только я заехал на стоянку. У неё же очень чуткий сон, мелькнуло у меня в голове. Но я не предал этому никакого значения. Настолько я был рад, что всё самое опасное осталось позади. 

- Сью соня, просыпайся, отоспишься на курорте, - сказал я, протягивая руку, чтобы открыть дверь.

Открыв дверь, я потерял ощущение реальности, настолько увиденное было ужасно для меня. Сью сидела, запрокинув голову назад, и у неё было перерезано горло. Я стал лихорадочно ощупывать её окровавленную шею, ища хоть какие-нибудь признаки жизни. И не услышал, как подъехала, а затем открылась дверь у одной из машин. Позади меня громко хлопнуло и мою спину дважды что-то прожгло. Обернувшись, я увидел Чарли, он держал в руке пистолет, от которого верх поднималась струйка дыма. Мой пистолет был у меня на боку, я потянулся за ним, но Чарли опередил меня, выстрелив в меня ещё раз. Пуля попала мне в грудь и откинула на машину, я стал медленно сползать по ней на землю. Чарли подошел ко мне и забрал пистолет.

- Молодец детка хорошо поработала, - похвалил он Джеки, - а где деньги?

- Наверно у него в машине, - холодно ответила она.

Я видел, как он пошел к моей машине и достал оттуда две сумки с деньгами.

- Сью говорила, там должно быть пять миллионов с гаком, - сказала Джеки ледяным тоном.

- Отлично, значит, ты заработала больше чем миллион детка.

- Естественно, ведь я запачкала свою одежду, когда резала эту суку.   

Лёжа в луже собственной крови, я ничего не мог сделать, каждое движение вызывало у меня адскую боль. Чарли посмотрел на меня, и удивлёно вскинув брови, произнёс.

- А так ты ещё жив? Макс ты не перестаёшь удивлять меня ну и живучий же ты, сукин сын.

Он подошел к Джеки и обнял её, а она всё это время безотрывно смотрела на меня.  

- Ты, наверное, хочешь знать, что всё-таки происходит? – спросил Чарли.

Я попытался что-то ответить, но вместо слов из моего рта вырвалось какое-то бульканье.

- Я тебе отвечу, - Чарли подошел ко мне и сел на корточки, - мне предложили вернуться в семью, но вначале я должен уплатить им штраф, в размере четырёх миллионов долларов. Но таких денег у меня нет. Но я знал, что у тебя, Макс есть половина или даже больше этой суммы. Я также знал, что ты мне свои деньги просто так не отдашь, и плюс ко всему, ты в любой момент мог свалить. Поэтому я и придумал всю эту афёру с Джеки.

Я лежал на боку, моя одежда промокла от крови и от дождя, время от времени я отхаркивал сгустки крови, и мне было плевать на всё, что говорит Чарли. Я знал, что допустил ошибку и поэтому, произошло то, чего я боялся больше всего. Из-за меня погибла моя подруга.

- Она должна была любыми способами вытащить из тебя эти деньги. А заодно сделать так чтобы ты заработал ещё больше, - продолжал Чарли свою речь, - и как видишь, у неё это блестяще получилось.

- Извини Макс, с тобой было хорошо, но с деньгами мне будет ещё лучше, - сказала Джеки, садясь в машину.

- У меня для тебя есть ещё новости, - произнёс Чарли, поднимаясь в полный рост, - синдикат предложил вознаграждение, и повышение в должности тому, кто прикончит убийцу Ники Санторо. Так что, без обид Макс бизнес есть бизнес.

Последнее что я видел, как Чарли целится в меня из пистолета, затем последовала ослепительная вспышка, и я погрузился во тьму.
продолжение следует.....